26.05.2010 | 15:27

Спектакль "В Москву" Франка Касторфа: зрителям разрешили покинуть зал

Международный театральный фестиваль имени Чехова, который открылся сегодня в Москве, продлится более двух месяцев. За это время будет показано два десятка спектаклей в постановке звезд мировой сцены и практически все они - по Чехову и о Чехове. Честь открывать смотр выпала Франку Касторфу. Режиссер из Берлина представил своего Чехова и был готов к тому, что его интерпретация драматургии русского классика - спектакль "В Москву! В Москву!" - московской публике может не понравиться. В программе представления была прописана возможность покинуть зал до окончания спектакля. Но, похоже, такая немецкая предосторожность была напрасной. Рассказывают "Новости культуры" .




"Моих актеров нужно как-то разбудить. Я делаю это с помощью агрессивных выражений, рождающих неприятные ассоциации. И если кто-то увидит, как я работаю с актерами - обо мне может создаться неправильное впечатление", - говорит Франк Касторф.

Возможно, Касторф немного лукавит – во всяком случае, наши режиссеры восхищаются его профессионализмом и называют немецкого экспериментатора одним из выдающихся европейских театральных мастеров.

"Иногда это даже озлобленно выглядит, но это очень смелый, честный человек, и при этом - настоящий тонкий художник: лирический – чего только стоят сцены любви в "Мастере и Маргарите"", - уверен художественный руководитель театра "Практика" Эдуард Бояков.

Одним большим недоразумением называет Касторф мировую традицию чеховских постановок. И показывает их обратную сторону. Режиссеру-провокатору ничего не стоит скрестить культовых "Трех сестер" с чеховскими "Мужиками". Интеллигентных, красивых людей, способных лишь вздыхать, он помещает в иную социальную среду, которая возникает после того, как вырубили вишневый сад.

"Мне всегда нравится, когда режиссеры идут не по проторенной дороге, и не по широкому тракту психологического театра русского, а куда-то заворачивают в сторону", - признается народная артистка РСФСР Алла Демидова.

От Достоевского и Булгакова до Лимонова и Сорокина. Касторф давно и охотно ставит русских писателей. Его нынешний Чехов – это автор, интересующийся недопониманием, копающийся в ошибках, но главное – очень демократичный.

"Он писал в письмах: "Что мы спорим о формотворчестве – всем хватит места, не толкайтесь. Важно, чтобы мы увидели разные точки зрения и оценили, и был бы выбор"", - считает Александр Филиппенко.

По статистике, кроме русских, японцы и немцы чаще всего ставят Чехова. И уже сложились некие стереотипы того, как выглядят пьесы русского классика по-немецки.

"Ну, обязательно много экрана должно быть, и пустая сцена – я часто езжу в Германию, и это знаю – при этом, при всем желании, я экранами уже не могу воспользоваться", - объясняет Марк Захаров.

На этот раз, кроме экранов и пустоты на сцене, – спор Антона Павловича и режиссера, который смешивает два спектакля, и тем самым пытается докопаться до сути чеховской драматургии. Протест или приспособленчество? Каково отношение людей к социальному неравенству? Эту тему Франк Касторф считает в равной мере актуальной и для России, и для Германии.

Все материалы темы>>>