27.05.2010 | 13:57

Премьера в Пермском театре оперы и балета

С именем Пушкина связана премьера в Пермском театре оперы и балета. На сцене – "Евгений Онегин" - опера в постановке художественного руководителя Александра Анисимова. Для сценографии выбрали графический стиль. Но черно-белое прочтение классики вовсе не упрощает классический сюжет, а напротив, оттеняет полутона пушкинского поэтического слова и музыки Чайковского. Рассказывают "Новости культуры" .




Специально для этого спектакля были сшиты 250 костюмов. Каждый из них – уникален, нет ни одного повтора. Сценография черно-белая. Такой стиль выбран неслучайно. По словам создателей – они специально выбрали графику, как основу. В качестве декораций белые листы, на которых проступает текст и профили героев. И их переживания становятся еще острее.

"В начале Онегин такой франт столичный, имел много женщин, и это для него -так, поиграть. В конце это сломленный сдавленный человек, глубоко несчастный", - рассказывает исполнитель роли Онегина Алексей Герасимов.

Для дирижера Александра Анисимова это - уже не первая работа с партитурой оперы Чайковского, но каждый раз "Евгения Онегина" он прочитывает по-новому.

"Сам человек меняется, меняются обстоятельства, меняется погода, время года, страны, и все это накладывает отпечаток. Вот сейчас это Пермь, XXI век", - объясняет дирижер-постановщик оперы "Евгений Онегин" Александр Анисимов.

Основное действие в черно-белом "Онегине" разворачивается в библиотеке. Огромные книжные стеллажи изменяют сценическое пространство, открывая стены с надписями из рукописей Пушкина. По мнению авторов спектакля, это символично – ведь библиотека и книги на полках – это важнейшая составляющая русской культуры.

"Онегин для нас - часть нашей жизни, мы с детства растем визуально, представляя каждую страницу с перечеркнутыми словами, строчками, рисунками, и нам хотелось все это вытащить на сцену", - говорит режиссер-постановщик оперы "Евгений Онегин" Георгий Исаакян.

Черное и белое, как росчерк пера на бумаге. Изящная простота, за которой великое пушкинское слово.