28.05.2010 | 16:34

Вечер памяти Гедрюса Мацкявичюса

Гедрюс Мацкявичюс – теперь это имя известно в основном театроведам, но для советского культурного андерграунда 70-80-х годов оно было знаковым. Ведь он открывал новое, синтетическое искусство, в котором язык тела звучал громче рок-н-ролла. К 65-летию со дня рождения основателя "Театра пластической драмы" его сын - известный телеведущий Эрнест Мацкявичюс - выпустил книгу "Преодоление". Презентация издания состоялась на вечере памяти Гедрюса Мацкявичюса, который прошел в Культурном центре Высшей школы экономики. Рассказывают "Новости культуры" .




Сергей Лобанков и его верный товарищ, как он не без иронии называет свой плащ, репетируют выход. Этот номер 23 года назад был частью спектакля по поэзии Шекспира. Конечно, столь оригинальный костюм придумал Гедрюс.

"Я сначала оторопел – Гедрюс же большой, цепляться будет, - вспоминает актер Сергей Лобанков. - А он – ничего, придумаем как-нибудь. Мы верили ему. Значит, так и надо. С ним легко было работать, не довлел, не был диктатором. Он так умел построить процесс, что все само получалось".

Для обучения своих актеров Мацкявичюс разработал собственную методику. "Эта методика включала и медитацию, и работу с изобразительными материалами, это было основное", - рассказывает актер Анатолий Бочаров.

И такая методика не только развивала актеров – часто из этюдов на тему тех или иных живописных полотен и рождались спектакли. Например, Красный конь - одна из самых известных постановок Мацкявичюса, основанная на живописи первой половины XX века - творчестве Петрова-Водкина, Дега, Тулуз-Лотрека, Мунка, Рериха.

"Он раздал им картины и попросил срежиссировать эпизод, оживить, они это сделали, он посмотрел, добавил штрихи и спектакль заиграл", - отмечает Эрнест Мацкявичюс.

Но спектаклем, который совершил переворот в сознании театралов 70-х, было "Преодоление". "Преодоление – снос головы, в мозгах молодого человека никак не помещалось, что это за искусства, как человек сумел синтезировать столь многое", - говорит народный артист России Андрей Смоляков.

"Этот спектакль притягивал людей магнетически", - убежден Анатолий Прохоров. - Одно воспоминание об этих воротах, этих фигурах, мифологический взрыв прямо на сцене – это невероятно".

Книгу воспоминаний Гедрюса Мацкявичюса дополняет диск с архивными записями тех легендарных спектаклей. Конечно, любительское видео слабо передает то впечатление, которое они оказывали на публику – а с другой стороны, эти кадры – единственная возможность наблюдать, как бьется мысль, как рождается жест одного из самых ярких режиссеров театра.

Читайте также: Пластическая драма Гедрюса Мацкявичюса