04.06.2010 | 10:14

"Юноша и смерть" Ролана Пети в Большом театре

Человек, который превратил свою жизнь в приключенческий роман, – так говорят о Ролане Пети. Одна из глав этого романа называется "Юноша и смерть". Сегодня это название появится в афише Большого театра. Прославленный хореограф лично перенес на главную столичную сцену свой легендарный балет, сделав этим жестом комплимент профессионализму труппы. Балет "Юноша и Смерть" на сюжет Жана Кокто и музыку Иоганна Себастьяна Баха Ролан Пети создал в 1946 году. И до сих пор он ставит его в лучших театрах мира, нигде не изменяя ни единого движения. Рассказывают "Новости культуры".



Ролан Пети третий раз на постановке в Большом – там он, как дома. Готовы первые фотографии с репетиций. На интервью хореограф говорит только об исполнителях. Он покорен Светланой Захаровой и Иваном Васильевым.

Перед камерами мэтр дает слово вернуться и поставить специально на Ивана еще один балет. Хореограф торопится в зал, чтобы не пропустить "Серенаду". Баланчин и Пети были знакомы, а теперь их балеты в одной программе.

"По-моему неплохо получилось, - говорит Ролан Пети. - Вначале романтическая "Серенада" Баланчина, потом "Юноша и смерть" и "Пиковая дама", специально поставленная мной для Большого".

Луиджи Бонино, ассистент Пети, буквально заряжает своей энергетикой Ивана Васильева. Он рвется на сцену. Сам когда-то танцевал эту партию.

Луиджи Бонино говорит: "Хуже нет, чем оставаться за сценой и наблюдать из-за кулис, как они танцуют. Когда танцуешь, сам забываешь обо всем на свете".

Впрочем, с темпераментом и техникой у Ивана все в порядке. Стол и стулья, через которые он буквально летает, уже не пугают его. "Поначалу страшно было, когда вешался, упала труба", - признается Иван Васильев.

"Юноша и смерть" у Светланы Захаровой - первая премьера в этом сезоне. В черном парике она совсем не похожа на себя. Желтое платье и черные перчатки завершают образ роковой женщины. В этом поединке ее героиня победит мужчину, сломает его и доведет до виселицы. "Эта женщина, может быть, она существует, но к нему она приходит как мечта, или как не мечта даже, а как его больное сознание, мне так кажется. Она здесь нереальна, она его пинает, толкает, обнимает и ласкает, при этом она его все время отталкивает от себя", - говорит Светлана Захарова.

Краткое содержание "Юноши и смерти" - в восьми строчках. Ровно столько написал Жан Кокто для Пети. И не только написал, но и руками станцевал эту историю. Вначале Пети поставил балет под джаз, потом переложил на "Пассакалию" Баха. И каждый раз первые репетиции идут без музыки.

"Репетиции без музыки дали понять, что этот балет, как я понимаю, это драматический спектакль, а уже потом балет, музыка где-то там, сзади", - говорит Иван Васильев.

Эту историю на разрыв Васильев проживет на одном дыхании. В маленькой мансарде его героя настигнет отчаяние, одиночество, страсть, вдохновение, разрушение. Путь от любви до смерти он пройдет за рекордные восемнадцать минут.

Пети больше шестидесяти лет ставит "Юношу и смерь" по всему миру, но таких исполнителей у него не было. "Исключительные артисты, говорит хореограф. - Иван Васильев, когда летает, буквально зависает над сценой, а Светлана Захарова отличается в этой партии от себя во всех других ролях. Она такая роковая и соблазнительная. Каждая из восемнадцати минут буквально наэлектрализована страстью".

Эти восемнадцать минут стоят трехактного балета. Спресованные до секунд страсти держат в напряжении мир больше полувека. С легкой руки Ролана Пети и Жана Кокто понятная, простая история обрела мистический смысл.