08.06.2010 | 12:39

Урок архитектурного мастерства от Питера Айзенмана

Сегодня завершает свою работу Московская архитектурная биеннале. Напомним, в этот раз ее лозунгом и главной темой стала "Перестройка". Участникам было предложено не изобретать формы будущего, а поработать над ошибками прошлого. Жюри конкурса "Наша новая школа" возглавил американец Питер Айзенман. Основоположник архитектуры деконструктивизма, обладатель "Золотого льва" Венецианской биеннале и один из самых авторитетных зодчих мира, в Москве он не только оценивал проекты перестройки типовых школ, но и выступил с лекцией "Поздний стиль". Рассказывают "Новости культуры".



В конференц-зале Центрального дома художника – аншлаг. Питер Айзенман сыплет афоризмами и провокативными тезисами, со страстью полемизирует и поражает воображение картинками Культурного центра в Сантьяго-де-Компостела. "Нелинейная архитектура" – прямая противоположность Музею Гуггенхайма в Бильбао. Никаких аттракционов и показной красоты. Здание сливается с ландшафтом, буквально укореняется в месте своего предназначения. Выстланные камнем кровли мимикрируют под земную поверхность, постройки повторяют силуэты Галисийских холмов, а их расположение – старинные карты этой местности.

"Перед тем, как начать строить, нужно углубиться в историю, контекст, культуру того места, в котором ты думаешь строить. На это уходят десятилетия. Вот почему в архитектуре не бывает вундеркиндов. Это занятие для зрелых личностей", – подчеркивает мастер.

Когда Питер Айзенман открыл свое бюро, ему было 48 лет. До этого он об архитектуре писал. Именно поэтому идея, теория, мысль на практике для него важнее пластичности и внешней красоты. Впрочем, хорошо продуманное способно вызывать нешуточные эмоции. Мемориал Айзенмана жертвам Холокоста – это не просто иллюстрация идеи массового уничтожения или образ рационального зла, но пространство, в котором наблюдатель рискует потеряться и слиться с жертвами.

"Это такой человек, который одновременно является и авторитетом, и критиком. У него достаточно и знания, и опыта, чтобы и учить, и судить", – отмечает главный редактор Architectural Digest Евгения Микулина.

Сегодня архитектура должна быть критикой, считает Айзенман. О рынке пусть думает дизайн, а архитекторы должны озадачивать.

"Время авангарда истекло, мы накануне смены парадигмы, в самом конце модернистской эпохи. Наш удел – "поздний стиль". Мне нравится это определение, потому что оно критично. Для общества, где нужно успевать, ловить момент, "поздний" – это негативное качество. Оно противоречит эффективному производству, потреблению и капитализму в целом", – добавляет Айзенман.

В России он впервые, но к приезду готовился давно. В свое время собрал коллекцию журналов русского авангарда и передал ее библиотеке Йельского университета. Конструктивисты 1920-х – 1930-х –его кумиры. Потому архитектура советских школ ему симпатичнее, чем попытки "завернуть" ее в новомодные материалы. Впрочем, необходимость дополнительных помещений для занятий спортом он тоже понимает: Айзенман – страстный болельщик и любитель строить стадионы. Конкурс "Наша новая школа" он судит со знанием дела.

"Окна в потолке – значит, "солнечные зайчики" на спортивной площадке. Вряд ли спортсменам это понравится", – отмечает он.

Мнения о проекте складываются в диалоге. Помогает постоянный собеседник – Синтия Дэвидсон – архитектурный критик и жена. Ни красоты, ни спецэффектов он не одобряет. Архитектура должна быть честной – соответствовать социальному и экономическому состоянию общества, характеру и истории места. Таков главный урок Питера Айзенмана.

Все материалы по теме>>>