16.10.2012 | 11:04

Три эпохи в пространстве одной постановки Ярославского театра драмы

Спектакль «Без названия» Ярославского театра драмы имени Волкова показали на Международном театральном фестивале «Сезон Станиславского». Человеческие сцены в трех действиях – так определили жанр авторы постановки по пьесе Чехова. Режиссер Евгений Марчелли не раз обращался к творчеству русского классика. Однако пьесу «Без названия» он считает достойной особого внимания. Рассказывают «Новости культуры».

Прочитав пьесу 18-летнего Антона Чехова, актриса Мария Ермолова посоветовала молодому автору не писать больше никогда. В свое время Евгений Марчелли в ранней работе Чехова открыл для себя целый мир. А потому 20 лет спустя после первой постановки, снова делает «Пьесу без названия».

«Тогда мне эта история казалась романтической, в которой больше такого трагического несовершенства – о любви и ее невозможности, – рассказывает режиссер. – А сейчас для меня это другая история. Приходит некая такая циничная мудрость, это и есть некий современный взгляд на историю. Когда ты становишься взрослее и мудрее, ты становишься уже и, наверное, циничнее».

Чехов не обработанный, неоднозначный, не выверенный, не очень еще умелый, Чехов юный – дает, по мнению Марчелли, бесконечный театральный объем. Недаром каждый из трех актов спектакля решен режиссером в разных стилях. Первый – совсем аскетичный, во втором – герои – точь-в-точь наши современники, в третьем – предстают в изящных костюмах чеховской эпохи. Любопытный режиссерский ход увлек и зрителей, и актеров.

«Так спектакль построен, что он существует в неких разных жанрах – разножанровый он такой немножко, – отмечает актриса Анастасия Светлова. – Это очень любопытно, очень интересно, потому что мы проживаем одну жизнь в трех разных ипостасях».

В интерпретации Марчелли – «Без названия» – серия любовных конфликтов – Он и три его женщины. Он – обыкновенный школьный учитель Платонов, проживающий кризис среднего возраста. Герои связаны сложной паутиной чувств, где от любви до ненависти – один шаг. Марчелли занял в спектакле актеров разных поколений Волковского театра.

«Я был счастлив – такого старческого Платонова играть, – признается актер Виталий Кищенко. – Я его понимаю на каком-то интуитивном уровне, как собака собаку, на собачьем каком-то языке, я не собираюсь влезать в какие-то дебри, объяснять все его поступки с точки зрения нравственных каких-то поведенческих норм. Нет. Мне это не нужно».

Человеческое стремление к счастью и трагическое неумение жить – лейтмотивы всего взрослого творчества Чехова угадываются в ранней пьесе «Без названия». Как и многие его будущие герои, пока еще не ставшие хрестоматийными.