16.06.2010 | 11:33

Сон об Антоне Павловиче на Чеховском фестивале

Каждая новая постановка Девятого Чеховского фестиваля представляет своего Чехова. Возможно, самый «поэтичный» портрет русского классика предлагает швейцарец Даниэле Финци Паска. Один из лидеров европейского нового цирка, он называет себя «собирателем мгновений». В этом же собирательстве мастер видит суть чеховского творчества. Свое послание Чехову режиссер назвал просто – «Донка». Рассказывают «Новости культуры».

«Донка» – это слово Даниэле Финци Паска выучил в Таганроге. Увидел в местном музее Чехова короткую удочку с колокольчиком для ловли придонной рыбы и сразу представил, как писатель с ней медитировал, а потом рыбка клюнула – так была найдена ключевая деталь.

«Современники называли Чехова наблюдателем. Он умел разглядеть мельчайшие детали, тончайшие штрихи реальности, звуки, запахи – все в его произведениях воздействует на чувства читателя, как укол», – говорит Финци Паска.

Спектакль «Донка» – это чередование сцен «тишины», «сосредоточенности», «медитации» с такими острыми уколами.

Репетиция «Чайки». «Не надо этого драматизма, – советует испанскому артисту коллега француз. – Чехов о смерти говорил легко. Легче, еще легче».

«Мы играем легкость. Но это тревожная легкость. Все очень легко и просто, усилия почти незаметны, приближение катастрофы почти не чувствуется, но жизнь утекает между пальцев, как песок, и вдруг обрывается», – поясняет актер Роландо Таркини.

В этом спектакле почти нет чеховского текста, зато есть чеховские образы. Три сестры на трапециях в простеньких платьицах то толкают друг друга, то поддерживают. Шаткая конструкция, хрупкое равновесие, небрежная акробатика без страховки.

«Мы хотели показать красоту и хрупкость чеховского мира. Один из главных образов "Донки" – лед. Такой красивый, твердый на вид, и такой недолговечный. Я подумывал изо льда сделать все декорации. От этого пришлось отказаться, но одна сцена со льдом осталась, и она ключевая», – рассказывает сценограф Уго Гаржьюло.

Будто по скользкому льду вытанцовывается чечетка. Человек мучается, преодолевает, пытается устоять. Финальный монолог Сони из «Дяди Вани» звучит без единого слова.

Упражнение на баланс – хрустальный шар на лысой голове. Актеру нужно пройти по сцене, пританцовывая.

Еще одна находка принадлежит Даниэлю Сиру – создателю «колеса Сира».

«Я придумал это устройство пятнадцать лет назад в Цирке Элуаз. От так называемого "ренского колеса" – есть в цирковом искусстве такое устройство – оставил один гигантский обруч и научился работать с ним в разных плоскостях», – поясняет Даниэль.

Интернациональная труппа созданного Финци Паска театра «Сунил» владеет редкими цирковыми навыками, но в «Донке» этот высококлассный цирк – на службе у театра. К задаче поставить Чехова эти артисты подошли со свободой аутсайдеров. Никакого Станиславского за плечами. Бесстрашно воссоздают они чеховский мир: жестокий и лиричный, смешной и поэтичный, эксцентричный и хрупкий.

Все материалы о фестивале>>>