01.08.2012 | 10:02

Фестиваль "Музыка в изгнании" завершился в столице

Концертом в лютеранском соборе святых Петра и Павла завершился накануне международный фестиваль «Музыка в изгнании». В центре внимания форума – судьба и творчество композиторов, которые были вынуждены покинуть свою родину в результате исторических катастроф и продолжали творить вдали от нее. Финальный концерт фестиваля был посвящен творчеству композитора Игоря Стравинского. Рассказывают «Новости культуры».

Посвятить целиком концерт музыке Стравинского мечтали довольно давно. Но уместить этого гиганта в рамках камерного фестиваля – задача не из простых. Вокальных сочинений на целую программу не наберешь, а главные произведения написаны для больших составов. Решить проблему помог молодой композитор и пианист Алексей Сергунин. Обратившись к грандиозному сочинению Весна священная, он сделал собственное переложение для фортепиано.

«Это похоже на записывание альбома в студии, – рассказывает Алексей Сергунин. – Играешь эпизод. Нет, не подойдет, играешь два эпизода… Это переложение представляет собой искусство выбора. Нужно было что-то убрать, а что-то прибавить».

Алексей Сергунин дважды исполнил свою версию «Весны священной» на концертах в консерватории, где он еще учится. Внес коррективы, отшлифовал, доработал. И в этот вечер представил обновленную версию. К тому же музыку балета дополняла видео инсталляция. Ее автор – художник постоянный участник фестиваля Музыка в изгнании Александр Егоров. Он специально написал картины для этой музыки, которая полюбилась ему не сразу.

«Это музыка, которую нужно много раз послушать, – уверен Александр Егоров. – Тогда она становится своей. Первое впечатление – отпугивающее, а второе, третье – начинаешь ее прослушивать в голове, остается звучать в повседневности. Вдруг всплывает. Драматургия этого произведения не ровная. Надо было сохранить неровный рваный, агрессивный темп и таинственный».

Мощная музыка Стравинского, которая напитана древними мотивами и звучаниями и которая столь современна в переплетение с цветом и светом обрела свою новую реальность. Поклонников у Стравинского в этот вечер явно прибавилось.