24.06.2010 | 13:19

Клод Шаброль: "Я снимаю целомудренные картины о человеческих извращениях"

За приверженность к мрачным детективным сюжетам его называют «французским Хичкоком», а за внимание к психологическим нюансам и социальную достоверность сравнивают с Бальзаком. Сам же он говорит, что каждый его фильм – это всего лишь попытка «понять человеческую природу». Сегодня классику европейского кино, ветерану французской «новой волны» Клоду Шабролю исполняется 80 лет. Рассказывают «Новости культуры».

Некоторые киноведы утверждают, что именно с Шаброля началась французская «новая волна», в конце 1950-х навсегда изменившая лицо мирового кинематографа. У него снимались едва ли не все главные французские звезды последних пятидесяти лет. Сегодня Шабролю 80, но он продолжает снимать по картине в год и не устает повторять: «Я снимаю целомудренные картины о человеческих извращениях».

О том, как Шаброль попал из критиков в режиссеры, до сих пор ходят легенды. Говорят, деньги на первый фильм «Красавчик Серж» он то ли получил в наследство от бабушки, то ли в подарок от жены – внучки управляющего банкирского дома Ротшильдов.

«Денег было достаточно для фильма – тридцать два миллиона старых франков. Сначала я хотел найти прокатчика, а еще получить финансирование от фонда социальной помощи, потому что снимал про алкоголизм. Но там сказали, что деревенские алкоголики их не интересуют, поэтому пришлось снимать на свои», –рассказывает режиссер.

Шаброль – мастер «черного детектива». Одни названия фильмов говорят о многом: «Мясник», «Чужая кровь», «Призраки шляпника», «Девушка, разрезанная надвое». Уникальная история: режиссер с такой фильмографией заслужил у французской критики сравнение с Бальзаком, прежде всего, за особое внимание к теневым сторонам жизни.

«Так оно и остается антибуржуазным кино, которое воюет с семьей как оплотом консерватизма, хотя темы могут быть самые разные. И кино Шаброля из режиссеров "новой волны", пожалуй, всегда ближе всех к зрителю», – говорит киновед Евгения Тирдатова.

«Шаброль, в целом, продолжает традиции французского кино. По сравнению с Годаром, который попытался совершить революцию», – замечает режиссер Клод Лелуш.

В своих фильмах Шаброль соединяет зрелищность и интеллект. Он ловит зрителя на острый сюжет и харизматичных персонажей, а в итоге преподносит кино об ужасах размеренной жизни, которой живет большинство. Потому что главное правило Шаброля – отрицание всех правил.

«Актеры рассказывают: когда они спрашивают у Шаброля, что он ожидает увидеть, он отвечает: "Вы же актер – вам виднее"», – замечает актриса Одри Дана.

«Когда он играет в кино, то он играет такие характерные роли, немного монструозных персонажей. Но иногда его глаза вспыхивают молодым огнем. Это такой контраст между внешностью пожилого буржуа и вдруг вспыхивающими глазами, в которых столько энергии, столько озорства. Вот это Клод Шаброль», – считает кинокритик Андрей Плахов.
 
Говорят, куда бы ни приехал Шаброль, он первым делом идет в лучший ресторан. С Годаром и Трюффо он разошелся отчасти по гастрономическим причинам. Они никогда не умели так наслаждаться едой. Даже выбирая актрис, Шаброль нередко приглашает юную особу в ресторан, а потом наблюдает за тем, как она ест.

«Уже в первых фильмах я придавал большое значение застольным сценам. Эти сцены не просто важны, а обязательны, потому что символизируют одновременно людскую общность и антагонизм», – заверяет Шаброль.
 
На Туринском фестивале полная ретроспектива Шаброля растянулась на целых два года. Еще бы, ведь он начал снимать в 1950-х, и с тех пор в его фильмографии накопилось более семи десятков картин. В свои восемьдесят вечно молодой Шаброль совсем не намерен сбавлять обороты.