25.06.2010 | 12:02

"Жар-птица" Стравинского: сто лет со дня премьеры

Ровно сто лет назад парижская публика овациями приветствовала рождение нового русского балета. Сергей Дягилев представил в Гранд-опера «Жар-птицу» Игоря Стравинского. Среди тех, кто собрался тогда в театре, были Марсель Пруст, Поль Клодель, Сара Бернар, Клод Дебюсси. Последний на вопрос, как ему понравился балет Стравинского, иронично заметил: «Что вы хотите, надо же с чего-то начинать». Парижская премьера, действительно, стала началом всемирной славы одного из самых ярких композиторов XX века. Рассказывают «Новости культуры».

 

Композитор Игорь Стравинский гордился тем, что умел ждать. Впрочем, своего Игорь Стравинский дождался очень быстро. Старт его звездной карьере дало неожиданное предложение от известного антрепренера, Сергея Дягилева, написать балетную музыку. К Стравинскому Дягилев обратился не сразу. Вначале он предложил написать «Жар-птицу» известному своими сказочными привязанностями композитору Анатолию Лядову. Но помимо своей любви к сказкам, Лядов был известен и своей медлительностью.

«Работал он в высшей степени медленно: то ли по лени, то ли по каким-то еще причинам. И в одном из писем Дягилев с комическим ужасом пишет, что встретил Лядова, и тот сообщил ему: "Я уже купил ему нотную бумагу" », - рассказывает музыковед, доктор искусствоведения Светлана Савенко.

Когда ужас из комического перерос в настоящий, Дягилев обратился к Николаю Черепнину, но тот – согласно легенде – отказался от заказа в пользу Стравинского. И композитор приступил к сочинению, не дожидаясь официального предложения. Когда Дягилев, наконец, сделал его, оказалось, что у Стравинского есть уже написанные сцены. Над балетом работали лучшие силы Дягилева. Осуществил постановку Михаил Фокин, в главной партии Жар-птицы выступила Тамара Карсавина.

«В "Жар-птице" творили почти все художники русские, с кем Дягилев работал. Первую картину взял на себя труд сделать Головин, костюмы делал Бакст, Билибин делал костюмы для Поганого пляса и окружения Кащея», - говорит художник Анна Нежная.

Дягилев же отличился тем, что придумал оригинальный режиссерский ход. На премьере – по замыслу антрепренера – по сцене должна была проследовать процессия лошадей. Как позже писал Стравинский, «бедные животные начали ржать и приплясывать, а одна из них выказала себя скорее критиком, нежели актером, оставив дурно пахнущую визитную карточку. В публике раздался смех, и Дягилев решил не рисковать на последующих спектаклях». Не считая этого инцидента, премьера прошла блестяще. Знаменитости слетались в ложу Дягилева, как рой, - вспоминал потом Стравинский.

«И, действительно, он на следующий день сам стал знаменитостью парижской. Даже – как считали его русские друзья – немножко угорел от этого успеха», - добавляет Светлана Савенко.

Дальше – к досаде Стравинского – музыку из «Жар-птицы» переложили для музыкальных машин, заиграли в ресторанах, а он стал судиться с незаконными ее исполнениями. По этой же причине «Жар-птицу» целиком и так, как она была исполнена на премьере, в России увидели только в 1993-м году, когда ее и еще два балета Стравинского, - реконструировал Андрис Лиепа. Это был очень затратный проект, однако руководивший тогда «Дягилев центром» Юрий Любашевский заручился поддержкой внучки балетмейстера – Изабель Фокиной.

«В Лондоне существует фонд Фокина – они отслеживают соответствующие балеты как интеллектуальную собственность. Равно, как и Фонд Стравинского отслеживает звучание музыки Стравинского», - объясняет президент «Дягилевъ Центра» Наталия Корзун. «Хореографию восстанавливали по зарисовкам», - вспоминает участница той постановки Екатерина Лиепа. «Фокин – один из немногих балетмейстеров, который записывал все свои постановки. То есть у него записаны не только идеи, но и движения», - добавляет она.

Сценографами стали Анатолий и Анна Нежные. Они внимательно изучали то, что создали для Дягилева мирискуссники и додумывали и дописывали то, что было утеряно.

Чуть позже восстановленный балет появился на сцене Мариинского театра, а за ним и во многих театрах по всему миру. В Москве же 10 лет назад возникла еще одна «Жар-птица» - от Натальи Касаткиной и Владимира Василева. Они вспоминают, как еще в 65-м в Большом театре поставили другой балет Стравинского – «Весну священную», которую продюсеры выбрали для гастролей в Америке. Дирижировать сюитой из балета решил сам Стравинский.

«Очень любопытная последовала реакция министра культуры – Екатерины Фурцевой. Она заявила: "Нечего эмигранту Стравинскому привязываться к успеху советского искусства"», - вспоминает хореограф, художественный руководитель Государственного театра классического балета Владимир Василев.

В Нью-Йорке Касаткина и Василев познакомились со Стравинским. Его скупая мужская слеза упала на программку, подписанную молодым советским хореографам. Сам композитор один раз приезжал в Советский Союз. Это было в 62-м. На концерте он сам дирижировал сюитой из своего первого балета «Жар-птица», за один вечер сделавшего его знаменитым.