30.06.2010 | 10:22

Античное наследие в европейской культуре

Сегодня в музее-заповеднике «Останкино» завершается международная научная конференция «Античное наследие в европейской культуре XVIII века». Первым, кто разделил античный мир на Азию и Европу, был Геродот. В центр Европы древнегреческий историк поставил собственную родину. Большинство мировых культурологов называют современную европейскую цивилизацию прямой наследницей античной. Участники конференции воспользовались темой форума, чтобы предложить свой ответ на вечно актуальный вопрос о степени родства Европы и России. Подробности – у «Новостей культуры».

В разговорах о европейской культуре они часто упоминают Россию. Для участников этой конференции ответ на вопрос «Россия – это Европа или Азия?» очевиден. С тех пор, как Петр Первый прорубил свое знаменитое окно, через него Россия по-новому стала смотреть в будущее, иногда все же оглядываясь на прошлое. Самый пристальный взгляд в глубь веков, в античность, зафиксирован во второй половине XVIII столетия.

Один из участников конференции - профессор Академии архитектуры Университета Итальянской Швейцарии Кристоф Фрэнк говорит: «В эпоху Елизаветы Петровны и особенно Екатерины Второй в России невероятно возрос интерес к римской и греческой культуре. В первую очередь это было связано с политическим устройством. Идеи греческой демократии и римской республики очень увлекли русских императриц».

Государыни воплощать демократические идеи на практике не спешили, а женщины, далекие от власти, к античности приобщились быстро. Для начала они обновили гардероб. «В моду вошла простая одежда – туники, платья с высокой талией, наподобие тех, что носили в Древней Греции и Риме, - рассказывает участница конференции из США, директор галереи «Frick Collection» Энн Пуле. - Они пришли на смену вычурным, сложным костюмам. Переоделась вся Европа».

Само восприятие эпохи античности в XVIII веке изменилось. В Помпеях и Геркулануме начались первые раскопки. Появились вещественные доказательства того, что античность – не сказка, не миф, а реальность.

Сергей Карп, руководитель центра по изучению XVIII века Института всеобщей истории РАН говорит: «Если бы Вы могли задать вопрос какому-нибудь русскому дворянину, который, конечно, проделал путешествие по Европе во второй половине XVIII века, побывал в разных странах и вернулся, его бы спросили: «Посмотрите, античные руины – это часть вашей культуры или нет?». Он бы сказал: «Конечно».

Граф Шереметев считал античную культуру своей. Вся его усадьба – гимн античности. Директор музея-усадьбы «Останкино» Геннадий Вдовин, принимающий участие в конференции, рассказывает: «Вместо размытого представления о некой прекрасной статуе вообще человек, входящий в Останкино, видел древнеримскую, древнегреческую статую на расстоянии вытянутой руки».

Под античные рамки, как оказалось, можно даже ландшафт подогнать. До 1792 года горки там вообще не было, ее специально насыпали и назвали в античном стиле – Парнас. На вершине построили беседку – храм Муз. Дворец Шереметева – это тоже дань античной традиции. Это шедевр русского классицизма, а в XVIII веке классикой считалась античность. Именно из античности в архитектуру пришли треугольный фронтон, колоннада и строгая симметрия.

Варвара Ракина проводит экскурсию внутри дворца. Приглашает в эстампную галерею, которая открылась после 20-летней реставрации. Там каждый экспонат подтверждает, что для проведения конференции по античности более подходящего места, чем Останкино, в Москве трудно представить. Статуи – античные образы. И Венера, и Гермес и другие боги. Гравюры – на античные сюжеты. Мебель не античная, конечно, но влияние той эпохи на себе испытала.

Варвара Ракина, заместитель директора музея-усадьбы «Останкино», говорит: «Столешница, в которой, редчайший случай, сделан узор из малахита. Малахит не цельной плитой лежит, а включается в узор. К теме античности – это был самый популярный узор меандр».

В соседнем зале ученые из семи стран мира делают доклады о влиянии античности на европейскую литературу, философию, образование, архитектуру, спорят, приводят доказательства. Самые неопровержимые находятся за окном - усадьба XVIII века и ее история, прочитать и понять которую вне контекста античности невозможно.