02.08.2012 | 10:46

Выставкой работ Гаянэ Хачатурян открылся 6-й Фестиваль коллекций современного искусства

Ее картинами восхищались Марк Шагал и Тонино Гуэрра, Андрей Тарковский и Белла Ахмадулина. А Сергей Параджанов назвал свою соратницу «самым значительным живописцем современности». В рамках шестого фестиваля коллекций современного искусства в Москве открылась выставка «Агулис», посвященная творчеству художницы Гаянэ Хачатурян. Рассказывают «Новости культуры».

Яркие краски и широкие мазки. Своей подчеркивающей детальностью Гаянэ Хачатурян внимательно описывает мир. Мир уличного театра и карнавальных шествий. Мир магического реализма. С видами Тифлиса, гор и берегов Куры.

«Перед вами птица и летящая шарманщица, - рассказывает куратор выставки Валерий Ханукаев. – Почему называется «Летящая шарманщица»? Потому что у нее вдруг возникли крылья, и вот тут появляется сама гениальность Гаянэ, и появляется магический реализм».

Организаторы выставки решили не ограничиваться привычной экспозицией. Агулис - родина предков Гаянэ Хачатурян. Такое же название и у видеоинсталяции. В ее основе картина «Багровая акация». Она словно эпиграф к творчеству мастера. Видеоинсталяция показывает, как картина может жить сегодня, в пространстве нашей технологической реальности. С помощью специальных датчиков, которые реагируют на зрителя, его местоположение, меняется и масштаб картины. Ее герои: и растения, и животные, и люди как бы оживают. Зритель становится соучастником действия.

«Эта картина, которая включает в себя ее воспоминания о детстве, ее какие-то пророчества, ее идеи, связанные с единством мира человеческого и животного и растительного, – говорит куратор выставки Виталий Пацюков. – Эта картина, которая рассматривает универсальные традиции ее искусства. Эта картина может быть моделью такого «театра Гаянэ Хачатурян».

Гаянэ Хачатурян всю жизнь прожила в Грузии. В своих работах – немного сказочных, немного космических – она ушла далеко за пределы искусства Кавказа. Ушла в плоскость авангарда Фриды Кало и Марка Шагала. Друг и соратник кинорежиссер Сергей Параджанов не раз выстраивал кадр по композиции ее картин.

«Она мастер, погруженный в себя, – считает фотограф Виктор Баженов. – Мастер, который медитировал. К ней домой придешь, у нее было море музыки классической, у нее было море книг, а связывала их с Параджановым общность и судеб, и художников, которые творили. Они творили то, что хотели».

Она работала сразу над несколькими полотнами. Работала долго порой, по 10-15 лет. Создавая свои картины, Гаянэ Хачатурян никогда не знала, что в итоге у нее получится. «Это импровизация, – говорила она, – где чистота и искренность, прежде всего».