01.07.2010 | 19:30

Гипотеза Перельмана

Григорий Перельман подтвердил свой отказ от премии тысячелетия. Около недели назад он уведомил о своем окончательном решении математический институт Клэя. Свой выбор ученый объяснил несогласием с организованным математическим сообществом. Он считает, что вклад американского математика Ричарда Гамильтона в доказательство гипотезы Пуанкаре ничуть не меньше, поэтому присуждение премии кому-то одному несправедливо. В этом окончательном решении, как в зеркале, отразился сложный неординарный характер гениального ученого. Рассказывают «Новости культуры».

Человек в синей шапочке, убегающий от петербургских папарацци, и есть загадочный гений Григорий Перельман. На улице еще зима, а это значит, что охота за Перельманом началась задолго до того как он отказался от миллиона. Несколько лет назад он опубликовал в Интернете доказательство гипотезы Пуанкаре. Западные ученые обнаружили этот труд случайно и несколько лет перепроверяли результаты. Все это время Перельман ни с кем не общается, (а если интервью за него дают друзья, он перестает общаться и с друзьями). Говорят, он нигде не работает, живет вместе с мамой на ее пенсию на окраине Петербурга.

«Последний раз очно общался лет тридцать назад. Он был очень общительный мальчик, сдержанный, но никаких признаков какого-то несколько экстравагантного поведения не было», – вспоминает профессор академии педагогических наук Александр Абрамов.

 

Уже появилась легенда, что еще в детстве он проявлял незаурядные способности. На самом деле, с пятого по восьмой класс Гриша Перельман не особенно блистал. Получал вторые, а не первые места на олимпиадах. Александр Абрамов готовил его к международной олимпиаде в Будапеште. Из сорока двух балов Перельман получил все сорок два. В черновике – ни одного исправления. Ученик уже тогда превзошел своего учителя.

«Такое впечатление, что ему на ухо кто-то шепчет решения. Он молодой человек, которому очень много дано, и мне бы хотелось, чтобы он взял премию и устроил жизнь, как ему хочется», – заверяет Александр Абрамов.

В Интернете вот уже которую неделю обсуждают,  нужно ли Перельману брать свой миллион, как будто его интересует чье-то мнение по этому вопросу. За этими пересудами все как-то забыли, за что, собственно, институт Клэя выписал чек на миллион долларов. Между тем, даже среди математиков не все до конца понимают суть одной из самых сложных математических задач.

«Вот у вас есть футбольный мяч, слегка мятый, и есть надувной круг, тоже мятый. Как понять, что, когда надуешь, из этого получится шарик, сфера, а из этого – бублик? Вот это вопрос, который задал Пуанкаре», – поясняет доктор физико-математических наук Михаил Цфасман.

 

Григорий Перельман ответил на этот вопрос за восемь лет. Говорят, когда он решал эту задачу, слушал оперное пение. Никакого практического сиюминутного применения это не имеет. Но спрашивать математика, к чему все эти бессонные ночи, все-таки некорректно. Впрочем, если все же спросить, ответ будет примерно такой: «Просто интересно».

Эта одержимость заставляет забыть обо всем на свете. Со стороны кажется – чудаки, но чудачество – профессиональное заболевание всех гениев. И все же не понятно, от чего так упорно убегает Григорий Перельман – от денег, от славы или от самого себя? Друзья говорят, он пытается доказать свою собственную гипотезу Перельмана: «мир несовершенен, но он не совершенно несовершенен».