06.07.2010 | 10:17

Как реконструировать Аптекарский огород?

Ботанический сад МГУ оказался в центре внимания Москомнаследия. Аптекарский огород, заложенный в 1706 году по приказу Петра Первого, сегодня является и действующим научным центром, где собраны уникальные образцы флоры всей планеты, и памятником садово-парковой архитектуры. В Москомнаследии настаивают на неприкосновенности исторических построек сада. Ученые возражают: комплекс морально устарел и нуждается в срочной реконструкции. Корреспонденты «Новостей культуры» выслушали аргументы обеих сторон.

В центре Москвы на 6 с небольшим гектарах можно увидеть все, или почти все, что растет на земном шаре - от привычных растений, украшающих подмосковные клумбы и грядки, до экзотических, большинство из которых произрастают в тропиках и субтропиках. Главные сокровища ботанического сада – в оранжереях.

Директор Ботанического сада МГУ «Аптекарский огород» Алексей Ретеюм рассказывает: «Нашей финиковой пальме больше 150 лет, она гигантского размера. Пальм такого возраста в России больше нет. Второе дерево – подарок графа Разумовского – саговник отклоненный, которому порядка 250 лет и который все эти 250 лет живет здесь. Он пережил и наполеоновское нашествие, и Октябрьскую революцию, Вторую мировую, топливный голод 20-х годов».

В настоящее время этот саговник, как и другие растения, переживает очередной стресс – реконструкцию оранжерей. Это единственная возможность спасти деревья: еще несколько лет назад они переросли потолок. Заодно можно увеличить площадь для посадки новых ценных сортов растений. Один из экземпляров ожидают уже в ближайшее время. Это будет своего рода сенсация – новый вид хвойника, не так давно обнаруженный в Австралии. Строительная пыль, шум, грохот для растений – полбеды. Москомнаследие, стремясь сохранить в неприкосновенности ботанический сад – памятник садово-парковой культуры, возражает против радикальной перестройки оранжерей. В результате проверки в этом году выявлены нарушения.

Начальник инспекции Москомнаследия Николай Никифоров так комментирует ситуацию: «Была вокруг оранжерейного комплекса залита бетонная стяжка, были установлены металлические опоры, которые расширяют объем оранжерейного комплекса. При этом разрешающая документация Москомнаслением не выдавалась для проведения данного вида работ».

Это не первое нарушение, выявленное Москомнаследием в Ботаническом саду. Стремление сохранить старые стены понятно, все-таки оранжереи были построены в конце XIX века, хотя и перестраивались в начале ХХ. Но отношение к тому, что растет в этих оранжереях, весьма неожиданно.

Лев Траскунов, начальник Управления контроля за сохранением и использованием произведений ландшафтной архитектуры, садово-паркового искусства и монументальной скульптуры Москомнаследия, говорит: «Есть позиция - если функция не влезает в памятник, то тем хуже для функции. То есть перемещайте эти функции в другие места. Деревья эти – кадочные культуры или какие-то еще, почему они не влезают, я не знаю. Влезали, видимо, в какой-то период. Если они выросли, значит, это было заранее предвидено и посажено в нарушение параметров и возможностей».

Одна из таких «функций» была посажена с нарушением параметров и возможностей оранжереи еще в 1842 году из семечка, привезенного главным садоводом Ботанического сада Георгием Треспе. Это теофраста царственная, названная в честь древнегреческого ученого, которого считают основоположником ботаники – Теофраста.

«Наше видение… И мы готовы защищать, что ключевым элементом культурного наследия являются растения, а оранжереи – это инженерные сооружения, которые обеспечивают сохранность тропических и субтропических коллекций», - говорит директор Ботанического сада МГУ «Аптекарский огород» Алексей Ретеюм.

В мировой практике известны случаи, когда в садах, признанных памятниками садово-парковой культуры, оранжереи перестраивали, чтобы сохранить растения. В Москве позиции двух сторон непримиримы. У каждой - свои приоритеты. Споры решаются в судебном порядке. Ботанический сад выигрывает дело, Москомнаследие подает апелляцию и готовит новые иски. Пока война идет, в Ботаническом саду продолжают заниматься и научной, и просветительской деятельностью. Свои первые уроки экологического образования дети получают, даже просто играя у пруда. А научная работа и вовсе невидима, но ее значение порой не ограничивается сферами ботаники, биологии и медицины. К примеру, результаты исследований цветочной пыльцы используются в криминалистике.

«По спорово-пыльцевому анализу можно многое узнать – часто происхождение вещи, из какого региона она взялась. Мы создаем специальный атлас пыльцевых зерен», - рассказывает Алексей Ретеюм.

Война и мир сосуществуют в Ботаническом саду МГУ уже несколько лет. Для посетителей сад по-прежнему остается кусочком рая в центре Москвы.