02.08.2012 | 19:46

Загадочный мир Гоголя в произведениях Сергея Алимова

Художник Сергей Алимов хорошо известен по работе в анимации. Но мультфильмы далеко не единственная сфера его интересов. Одно из главных профессиональных и человеческих его увлечений – тексты Гоголя. Иллюстрации к «Мертвым душам» уже видели в Москве, Вене, Брюсселе, Стокгольме. К 200-летию со дня рождения писателя их демонстрировали в Риме. Загадочный мир Гоголя заинтересовал Сергея Алимова еще в детстве. Став художником, он постоянно иллюстрирует его книги. И, похоже, расставаться с гоголевскими персонажами не собирается. Рассказывают «Новости культуры».

Уже почти полвека дети с восторгом следят за заморскими приключениями льва Бонифация. В большое плавание его отправил «папа» – Сергей Алимов. Художник и сейчас придумывает новые персонажи для мультипликации и кукольного театра. А совсем недавно он завершил серию иллюстраций к гоголевским «Мертвым душам». Эта тема для Сергея Алимова особая. Он увлекся ею еще 40 лет назад.

«Я сделал в 73- 74-м годах первые свои иллюстрации к «Мертвым душам», – рассказывает Сергей Алимов. – И, глядя на эти иллюстрации, я смотрю, что сейчас, когда я их переделал, я несколько по-другому уже представляю, и для меня другим становится Гоголь».

Кажется, Сергей Алимов знает «Мертвые души» уже наизусть. Но каждый раз интуиция иллюстратора помогает находить в тексте новые детали и смыслы. Она же подсказала ему сменить привычную литографскую технику. Теперь художник использует шелкографию, которая позволяет дорабатывать каждый лист вручную.

«Вот шелкография, при всей ее, казалось бы, механистичности… Я, например, стою и за каждым листом слежу, – рассказывает Сергей Алимов. – Когда печатник делает первый прокат, я прошу добавить два проката, или наоборот ослабить, то есть в принципе идет работа такая творческая в шелкографии не меньше, чем литографская».

Эти иллюстрации, почти половину его гоголевской серии, художник показывает впервые. Вот Павел Иванович Чичиков, словно хищная птица, нависает над городом, знакомится с жителями. Яркие говорящие образы Собакевича и Ноздрева. И, конечно, тот, чье имя стало нарицательным – Плюшкин.

«Мне хотелось сделать вот в этой сгорбленности, в этой какой-то приниженности – вот этот образ, потому что он у меня был в первом варианте немножко другой, он там даже скорее был неким хищником в своей вот этой жадности, а здесь вот он даже призираемый своими рабами», – говорит Сергей Алимов.

Авторский текст и графика должны сливаться в книге воедино – и это главный закон, уверяет Сергей Алимов. Он создал 40 работ – почти поэма в иллюстрациях. На вопрос, будет ли продолжение, художник отвечает уклончиво-философски, показывая завершающий серию рисунок – дремлющий город, спящий будочник у ворот, и Чичиков, в котором еще теплится огонек предпринимательства, продолжает свой путь.