12.07.2010 | 19:35

Малоизвестное полотно Репина преподносит сюрпризы специалистам

Тайны «Гайдамаков» разгаданы, и открыта еще одна неизвестная страница в творчестве Ильи Ефимовича Репина. Такое сенсационное заявление делают специалисты  Научно-исследовательского института реставрации, где завершается восстановление полотна «Гайдамаки готовят оружие на острове Умань». Три года назад картина, на которой Репин изобразил сцену подготовки казацко-крестьянского восстания, была обнаружена в запасниках Исторического музея. Долгое время о существовании этой работы знали только специалисты. Она не числилась в каталогах, а лишь упоминалась в личной переписке художника. Даже сам Илья Ефимович считал, что «Гайдамаки» проданы за границу. Но события 1917 года изменили их судьбу. О том, какие тайны скрывало полотно, сегодня рассказали реставраторы. Рассказывают «Новости культуры».

Сотрудники НИИ реставрации обнаружили репинский холст случайно. Почти полвека он хранился в запасниках Исторического музея без инвентарного номера. Он был намотан на вал и лежал под эскизами для мозаик Васнецова. Полотно было заклеено специальной бумагой.

«Клей пересох, сложно было убирать. С бумагой двигался авторский слой. Мы его снимали и, как в пазле, находили потом нужное место фрагмента», – рассказывает заведующая отделом реставрации масляной живописи ГосНИИРа Мария Чуракова.

Сейчас лица и предметы уже различимы. Выяснилось, что Репин переписывал «Гайдамаков» много раз.

«Видно, как переписывались участки. Вот фигура, вот плечо. Неоднократно писалась картина», – показывает художник-реставратор Юрий Козак.

В первую очередь укрепили репинский холст. Он любил джутовый – очень ломкий. Кстати, на его обороте нашли штампы музея революции. Пока неясно, какого именно, ведь в 1920-е годы их было два – в Петербурге и Москве. Репин писал густыми мазками. Для воссоздания рельефа используют специальный синтетический грунт, на который наносят краску. Она меняет тон при высыхании, поэтому самое сложное – добиться единства с оригиналом.

«Чтобы наши восстановления были близки, мы их уточняем, высушиваем нижележащие слои и возвращаемся месяц за месяцем», – говорит Юрий Козак.

Открытка тридцатых годов – единственное сохранившееся свидетельство того, как выглядела картина. В архиве художника нет ни эскизов, ни рисунков, только упоминания в переписке. Вообще исследователям еще только предстоит ответить на вопрос, почему художник, который работал чрезвычайно быстро и много, потратил на «Гайдамаков» девятнадцать лет, да еще и постоянно менял композицию. Не исключено, что революционные события заставили художника пересмотреть свой взгляд на героев из народа.

«Он полностью переписал "Гайдамаков", которые явно отличаются от первоначальных не только живописными приемами, но и трактовкой. Свирепые темные лица – это его новый взгляд на готовящих оружие гайдамаков», – продолжает Юрий Козак.

Судя по всему, Репин передал полотно посреднику и был уверен, что оно продано за границу. Однако картина осталась в России и, скорее всего, даже выставлялась. В ноябре на реставрационной триеннале «Гайдамаки» спустя 85 лет будут вновь представлены широкой публике.