13.07.2010 | 10:15

Мариинка во власти Аттилы

Трагедия великого гунна в трактовке великого итальянца. Мариинский театр представляет «Аттилу» Джузеппе Верди. Это первая постановка на петербургской сцене. Ее готовят несколько составов. Эту оперу ставят редко – вокальный материал крайне сложен. Смелый опыт Мариинки можно считать нашим ответом успешной постановке «Аттилы» в «Метрополитен-Опера» в марте этого года - и продолжением просветительской политики театра.
На одной из последних репетиций побывала съемочная группа «Новостей культуры».

Режиссер Артуро Гама впервые работает в России и впервые ищет сценическое решение весьма сложного сюжета. Недостатки либретто, написанного двумя авторами в разное время, с лихвой искупает мелодический гений композитора.
«Это ранняя опера Верди. Она бросает немало вызовов, - говорит режиссер-постановщик Артуро Гама. – Во-первых, музыка очень непростая для исполнения. Но главное – это, конечно, эмоциональная сторона этой истории. Она перенасыщена чувствами».

«Аттилу» принято называть «оперным блокбастером» и даже сравнивать с голливудскими историческими кинодрамами.

Развалины древнего города Аквилеи. Пятый век. Перейти временной мост больше чем в 15 столетий слушателям будет несложно. В этой опере все как в наши дни – тот же накал страстей, любовь, предательство. Все очень современно.

Аттила, вождь гуннов, среди всех пленниц в захваченном городе выбирает дочь убитого им правителя – Одабеллу. Девушка становится возлюбленной завоевателя, но она должна отомстить убийце отца. Млада Худолей говорит, что убедительно передать противоречивые мотивы ее героини оказалось не менее сложно, чем одолеть техническую сторону этой партии: «Она разбросана по всему диапазону. От практически меццо-сопрановых, контральтовых низов до колоратур, которые не стыдно показать. Очень много техники, мелких штрихов. Стаккато, маркато, легато… Или надо связно петь, или остро пробивать каждый слог. Это все время меняется. Верди строил драматургию прежде всего этими штрихами».

Заглавную партию, что редкость, композитор отдал басу. Аттилу репетирует Вадим Кравец. Образ жестокого варвара ему представляется неоднозначным: «Все его предают. Предает и женщина, в которую он влюблен, и его друг. Его хотят отравить, убить. Он слаб и от этой слабости погибает».

«Аттилу» нередко сопоставляют с другим вердиевским сочинением, кстати, неплохо знакомым российскому меломану, – «Набукко». Те же страсть, пафос, масштаб, невероятная сложность вокальных партий. Вероятно, именно эта совокупность задач и привлекла к этой опере внимание Валерия Гергиева, который сегодня, в день премьеры, встанет за пульт.