14.07.2010 | 12:45

Русская зима: из Русского музея – в столичную жару

В изнывающую от жары столицу привезли глоток прохлады. В Государственном музее-заповеднике «Царицыно» началась «Русская зима из Русского музея». В экспозиции представлено 145 работ из петербургского собрания, объединенных зимней темой. Дань национальному климатическому достоянию отдали лучшие мастера всех школ отечественной живописи XIX – XX веков. Кураторы именуют выставку «Большим путешествием шедевров». Из Петербурга в Москву «Русская зима» добиралась через Дели. Рассказывают «Новости культуры».

За русской зимой, в Индии, говорят, была очередь. Зрители не просто удивлялись, они не понимали, что за чудо природы такое – снег. На выставке в Дели картины пришлось даже охранять особо – очень многим хотелось этот снег потрогать.

«Самый необычный снег – в работе художника Маневича. Картина "Зима" написана в 1910-е годы. Работа выполнена, несомненно, под влиянием французской школы живописи. Можно сказать, снег на этой работе, почти как у Ван Гога», – говорит сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», куратор выставки Надежда Филиппова.

Картин на эту тему, как ни удивительно, не так много. На выставке из классики XIX века представлено почти все, что есть в коллекции. Однако знаменитые полотна Шишкина, Сурикова и Крылова Русский музей привезти не смог. Они находятся в постоянной экспозиции, а в музее сейчас самый горячий – туристический – сезон. Зимний пейзаж – это проверка для любого художника. Написать снег – одна из самых сложных задач. Это только кажется, что он белый. В природе существуют десятки оттенков.

«Мне очень дорога федотовская картина "Василевский остров". Ведь это Павел Федотов, которого мы знаем по "Сватовству майора" – абсолютно бытовой картине, а тут вдруг пейзаж, зимний пейзаж, и маленькая фигурка, идущая по Василевскому острову», – признается заместитель директора Русского музея по научной работе Евгения Петрова.

Искусствоведы не исключают, что этой одинокой фигуркой может быть и сам художник. Зима у Федотова бесприютная, безнадежная, мрачная. Убого-бедная, суровая и беспощадная – у реалиста Журавлева. У Кустодиева – напротив, многоцветная, пышная и щедрая, «с бубенцами, молодцами и сдобными красавицами», как о его картинах писал Шаляпин. На полотнах Василия Кучумова зима в самое трудное для Ленинграда время – в блокаду, когда снег служил источником жизни.

«Зимняя Нева – особенно, потому что надо было что-то пить. Они скалывали лед, потом топили и какое-то время жили. То есть это источник жизни, и снег в том числе», – поясняет Евгения Петрова.

Первый, легкий или рыхлый мартовский снег – на этой выставке можно увидеть даже перламутровый. Сама зима во всех красках или, наоборот, черно-коричнево-белая, какой в 1908 году ее представляла Наталья Гончарова. Зима, в которой хочется жить, у Игоря Грабаря. Художник, влюбленный в русскую природу, даже свою картину назвал «Роскошный иней». Аномально жарким летом российские зрители готовы согласиться – какая это и в самом деле роскошь, русская зима.