15.07.2010 | 19:31

Открытая реконструкция Большого театра

Реконструкция – в открытом режиме. В Большом театре представлен очередной этап восстановительных работ. Эту практику демонстрации успехов и достижений в деле возвращения зданию его исторического облика совместно с насыщением его технического нутра супер современным оборудованием – в главном театре страны используют уже не первый месяц. Сегодня журналистам продемонстрировали главную анфиладу его интерьера - Белое фойе, Бетховенский и Хоровой залы. Год 1856-й служит строителям-реставраторам и точкой отсчета, и планкой в совершенствовании их мастерства. Рассказывают «Новости культуры».

Фасады Большого театра приобретают свой исторический золотисто-песочный цвет. Рецепт нашли в архивах: умбра, охра, глина, известь. В главном вестибюле перед реставраторами стояла та же задача. «Снимаем краску, чтобы найти первоначальный слой», - рассказывает, руководитель генерального подрядчика компании СУИпроект Алексей Зубков. Вестибюль сильно пострадал от бомбы в 41-м. Была утрачена живопись под мрамор. Теперь ее воссоздают. «Просто имитируем под мрамор. Сначала одна сетка, потом другая», - объясняет художник-реставратор Владимир Марковин.Потока зрителей уже ждет знаменитая лестница Большого.Отреставрирована главная лестница с деревянными балясинами. Плитку частично заменили, но производитель тот же, что и почти 200 лет назад.Сохранились даже плитки с клеймами. Белое фойе сейчас выглядит так, как в 1856-м. Потолочная живопись в технике «гризайль» придает изображениям объемность. В Хоровом зале сейчас – практически вся царская ложа. Колонны из папье-маше и гипсовые скульптуры, которые были по бокам.«Это пути с царской ложи. На месте такие скульптуры реставрировать невозможно», - говорит реставратор Виктор Смирнов.

Скульптуры сохранились плохо, их используют как модели для воссоздания. Применяют только натуральные материалы, как в середине XIX века. Костный клей, олифа, канифоль. У мастеров-позолотчиков – дел невпроворот. Сейчас работают над зеркальной рамой. Листы сусального золота разрезают на крошечные части. Методика золочения – старинная русская – под водку. «С помощью водки разбавляем белок, полируем, держится сто лет», - убеждена позолотчик Светлана Боброва.

В зрительном зале уже готов декор лож и ярусов для золочения. Декор – из папье-маше, что неслучайно. Этот материал хорошо отражает звук. Вообще все оформление зрительного зала, включая обивку стен и кресел, делается с учетом акустических свойств. Кстати, мест в зале будет меньше. «Это из-за другой конструкции. Будут восстанавливаться по историческим аналогам. Были шире», - отмечает пресс-секретарь ФГУ Дирекция по строительству, реконструкции, реставрации Евгения Васильева.

Из зрительного зала уберут советскую символику. Установят гербы Российской империи, Дома Романовых и Москвы. Схожая смена уже прошла и в Бетховенском зале. Туда вернули монограмму Николая Второго. Вообще этот зал до 17-го года был Императорским. После революции всерьез задумывались о том, стоит ли сохранять огромное здание театра.

«Одним из первых симптомов того, что театр сохраняют, было переименование залов. И это приурочили к столетию со дня смерти Бетховена», - рассказывает официальный представитель генерального подрядчика компании СУИпроект Михаил Сидоров.

Установка за сценой четырнадцати ригельных башен вместе с подъемно-опускными платформами дает труппе практически неограниченные творческие возможности. Уже готовят премьеры: «Спящую красавицу» в новой редакции и «Руслана и Людмилу». Спектакли, которые уже в афише, предстоит адаптировать под новые параметры.

«Старые работы, которые вернутся, с ними будет проще, короче перерывы на смену декораций. Жизнь будет – счастье», - уверен генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов.И счастье – вдвойне. От главного фасада до фонтана, под Театральной площадью теперь будет концертно-репетиционный зал. Там скоро начнется монтаж оборудования.

Все материалы по теме>>>