16.07.2010 | 11:07

Старую Москву лишили права на помилование

Старинные московские дома, «приговоренные» к сносу, лишены права на апелляцию. Согласно дополнению к постановлению правительства Москвы «О городском реестре недвижимого культурного наследия», объект, которому однажды уже было отказано в статусе памятника, повторной экспертизе не подлежит. Новые результаты исторических изысканий во внимание не принимаются. Впрочем, упорство чиновников в большинстве случаев объясняется не верностью «букве закона», а наличием инвестиционного проекта. На сегодняшний день под прямой угрозой уничтожения оказались сразу несколько исторически ценных зданий столицы. Рассказывают «Новости культуры».

 

Парадоксально, но факт. На улице Ленивка памятная доска о том, что «здесь жил Тропинин» висит на доме, построенном после его смерти. На самом деле художник некоторое время провел в соседнем флигеле, но дольше всего – почти 20 лет – прожил в другом усадебном флигеле. Здесь была его мастерская, отсюда открывался роскошный вид на Кремль. И у окна был написан знаменитый автопортрет Тропинина.

Александр Фролов, краевед, говорит: «Теперь почему-то усадьба в странной ситуации. Флигель – на охране, главный дом – заявлен, а флигель, в котором он жил дольше всего – увы, памятником не является».

В постановке на охрану флигелю отказали во второй раз. Именно в силу того, что было отказано в первый. И вновь выявленные обстоятельства – то, что здесь была мастерская Тропинина – не повлияли на решение. Тем временем флигель расселен и дальнейшая его судьба неизвестна. Без статуса памятника он может просто исчезнуть с карты города. Именно это вскоре произойдет с домами 4 и 6 по Остоженке. Во двор уже завезли ограждения для стройплощадки. Здания входят в пятно застройки Института социальных систем МГУ. Под землей планируют освоить 8 тысяч квадратных метров. При этом дома не исследованы, а так как они уже есть на плане 1740-х годов, то не исключено, что в основе своей эти неприглядные сегодня части усадьбы Андрея Римского-Корсакова скрывают старинные палаты, аналогичные соседним – белым и красным. Но выясниться это может уже под ковшом экскаватора.
Домам, в которых жили Суриков и Чайковский, вновь отказали в постановке на охрану.

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения «Архнадзор», сетует: «Ни это, ни архитектурная ценность не помогают пробить заявку. Поскольку уже существует инвест-проект. Москомнаследие отказало в 1-й раз, а во 2-й – так как уже рассматривало ранее».

Для зарубежной практики – ситуация просто нереальная. Там почетный статус зданию дают уже за одну выслугу лет, скажем, в Италии – больше сорока. Но даже возраст не главный критерий.

Ирина Коробьина, директор МУАРа, поясняет: «Не только возраст сооружения дает право быть памятником. Весь мир договорился о том, что и сооружения ХХ века, и индустриальным сооружениям дают новую жизнь. Не убивая, а спасая и приспосабливая».

Дополнение к постановлению Правительства Москвы, которое позволяет отклонять повторные заявки на охрану, иногда работает парадоксально: нет инвестиционных проектов, значимость здания налицо, но дом – все равно не памятник. Пример – знаменитый дом губернатора Москвы Гудовича в Брюсовом переулке. Здание XVIII века, с гербом. Даже сталинскую реконструкцию дом пережил. Его сдвинули на рельсах с красной лини Тверской улицы. В 2000-х, после публикации дела Сухово-Кобылина, выяснился еще один интересный факт. Именно здесь, скорее всего, была убита возлюбленная драматурга – Луиза Симон-Деманш. Есть признательные показания ее слуг. И таким образом, дом – главный и уже единственный адрес этой любовной трагедии в Москве. Но и это не аргумент для властей.
«Кто мог быть этим экспертом, чтобы графский дом, с гербом не был памятником? – говорит Рустам Рахматуллин. – Наша повторная заявка отклонена автоматически, хотя опубликованное дело – это новое обстоятельство, которое придает памятнику новое значение».

Отказ в повторной экспертизе не просто облегчает работу органам охраны, но лишает смысла всякую исследовательскую работу. Кстати, ситуация с усадьбой Римского-Корсакова на Остоженке может оказаться калькой ситуации 40-летней давности. Тогда эти белые и красные палаты защитники Москвы отстояли буквально врукопашную. Писали Брежневу и в КГБ. Москву чистили от старинных зданий перед приездом президента США Никсона и на палаты наткнулись случайно, когда сносили усадьбу Лопухиных. Теперь на ее месте – памятник Энгельсу.

Все материалы темы>>