16.07.2010 | 11:40

Сто лет со дня рождения Александра Аникста

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения Александра Аникста. «Если выставить рядом на полках все книги Аникста, можно подумать, что это результат многолетних трудов целого НИИ», - шутили коллеги ученого. Глава отечественной школы шекспироведения, чьи работы признаны на родине великого драматурга, и – первый исследователь, сумевший доказать, что главная черта классики – вечная актуальность, а литературоведение – сложная работа, чреватая нередко серьезными неприятностями. Так, из ГИТИСа, где Аникст читал курс истории зарубежных литератур, его увольняли дважды. За пропаганду «космополитизма» и за лекции о Фридрихе Ницше. Рассказывают «Новости культуры».

 

Александр Аникст знал английский язык гораздо лучше среднестатистического англичанина. Но даже это знание не спасало Аникста от казусов – вспоминает коллега и близкий друг самого известного шекспироведа нашей страны.

«Вот поехал Аникст в Англию, там купил себе туфли, приезжает в Россию, а они оказались на одну ногу!», - вспоминает директор научной библиотеки Союза театральных деятелей Вячеслав Нечаев.

Потом, конечно, англичане исправились, выслали Аниксту новую пару туфель и даже вручили ему почетную грамоту в Бирмингеме, засвидетельствовав не только почтение, но и признательность за такой уровень знаний Шекспира. В нашей стране Александр Аникст был не только самым главным знатоком, но и самым популярным толкователем шекспировского слова. Второй большой страстью Александра Аникста был театр.

Автор многих томов по теории драматургии от Аристотеля до Лессинга, Аникст любил театр не только на бумаге. Когда на Таганке взялись за Гамлета, Аникст оказался одним из главных оппонентов Любимова. Любимов настаивал на теме власти, любви и расчета, Аникст возражал.

«Ему казалось, что это – трафаретная мысль у меня, а потом он посмотрел, и моя постановка ему понравилась», - отмечает художественный руководитель театра на Таганке Юрий Любимов.

Больше десятка написанных книг и тысячи прочитанных… Груз знаний не мешал Аниксту быть легким и очень веселым человеком.

«Элегантный, свободный, он был главным режиссером капустников в институте искусств, которая называлась «Аникст и дети», - говорит театровед Алексей Бартошевич. - Это, в сущности, – счастливый человек, и смерть его была легкой – он умер с книгой в руках, никакая смерть не бывает счастливой, но уж если смерть – то такая».

Аникст всю жизнь отстаивал идеалы, которые как-то не очень вязались с главной линии партии, – его обвиняли в декларации «идейно порочного абстрактного гуманизма», хотя кому, как ни Аниксту знать, что гуманизм – это предельно конкретно. Он с одинаковым изяществом носил и солдатскую плащ-палатку (участник Великой Отечественной), и профессорскую мантию. Коллеги и друзья так его и называют - сэр Аникст, солдат и джентльмен.


Читайте также: К 100-летию со дня рождения Александра Аникста