16.07.2010 | 23:33

Авиньонский фестиваль охватил весь город

Французский Авиньон в дни проведения знаменитого театрального фестиваля становится похож на настоящий калейдоскоп – пятна многочисленных афиш, театральных программок, череда спектаклей, тысячи всевозможных лиц. У нынешнего международного фестиваля – 64-й порядковый номер. Задуманный как народный, этот проект давно стал символом утонченного духа, и продвинутой мысли. Здесь сверяли свое театральное чутье и самые признанные режиссеры, и самые талантливые актеры.  Репортаж «Новостей культуры» из Авиньона.     

На берегу Роны, под крепостными стенами собралась толпа зрителей. В Авиньон этих людей привел театральный фестиваль.  Выманить театр на свежий воздух, под открытое небо, чтобы весь город смотрел, – вот, что задумал Жан Вилар в 1947 году, когда основал Авиньонский фестиваль. На 64 году жизни фестиваль этим задачам верен. Открытый бал, на котором театральная элита веселится рядом с простыми зрителями, придумал Родольф Бурже. И место выбрал подходящее – у Авиньонского моста. Того самого, который еще в XV веке попал в припев песни про всенародные хороводы.

Под песенку «Sur le pont d’Avignon» на достопримечательном мосту танцуют в национальный французский праздник – День взятия Бастилии. Там же наблюдают праздничный салют, а после все идут на «Бал», который выглядит, как рок- концерт. Те, кто на площади, подпевают тем, что на сцене.
 
Придумавший этот праздник Родольф Бурже – приглашенная звезда Авиньонского фестиваля. Эксперименты по экспансии современной музыки на театральные площадки – это его специализация. А музыка – особая слабость художественных руководителей фестиваля этого года, писателя Оливье Кадио и режиссера Кристофа Марталера – в прошлом, профессионального музыканта. Фестиваль открылся его постановкой «Папперлапап». Спектакль разыгрывали прямо во дворе Папского дворца, и само место действия стало одним из главных героев. В центре сюжета – конфликт власти и церкви.  Филипп Красивый против  Папы Римского Бонифация VIII. Исторический конфликт Марталер виртуозно перевел на язык современности.

«Публика со свистом уходила, оскорбленная издевательсвтом над католическим или вообще над самым святым», – рассказывает театральный критик Алена Карась.

В Авиньоне умеют выражать недовольство, но не каждый год так урожаен на конфликтные спектакли, как этот.

«Много спектаклей, на которых негативная зрительская реакция. Это лучше, чем в Москве, где отличить успех от неудачи никогда нельзя», – замечает театральный критик Роман Должанский.

Официальная программа Марталера и Кадио – отборный авторский театр. В Авиньоне уже сложился свой устойчивый круг авторов. Из года в год в программе – Надж, Платель, рассказывает о своих планах Бартабас. А вокруг бушует стихия театра зрительского, популярного, любительского и студенческого – так называемая программа «OFF». Именно она превращает прогулку по улицам Авиньона в театрализованный хэппенинг. Ряженные у кафе не милостыни просят, а зовут на свои спектакли. Не выходя из роли, они направо и налево раздают приглашения, поют и танцуют. В борьбе за зрителя даже проводят демонстрации с политическими лозунгами. Впрочем, это скорее рекламная акция, чем настоящая забастовка. Хотя бастовали театральные деятели в Авиньоне не раз. Здесь настолько очевидно, что театр нужен людям, что на этом фоне любые требования звучат внушительно.

Российских спектаклей в официальной программе этого года ни одного, в программе «OFF» – один, зато российская драматургия представлена. Публика пришла в дом Жана Вилара, чтобы услышать текст Евгения Гришковца.

«У Гришковца потрясающий юмор. И мне кажется, он универсальный. Вот, например, в пьесе "Город", которую мы сегодня слушали, центральный герой – эгоцентрик, который никак не может разобраться со своими близкими. Очень распространенный во Франции тип», – подчеркивает режиссер Мишель Раскин.

В рамках Авиньонского фестиваля при содействии Музея Антуана Витеза издан русский сборник, в который вошли  Гришковец, Вырыпаев, братья Пресняковы в переводах на французский, с комментариями театроведов.

«Чтобы французы имели представление, как ставят, какие актеры. Наша идея – привить интерес к новой драме, чтобы их больше поставили. Пока поставили несколько», – говорит театровед Мари-Кристин Отан-Матье.

Российскую театральную ситуацию поясняет театральный критик Елена Ковальская. Она рассказывает о новой драме и рассеивает предрассудки: «Никто из знакомых мне театральных деятелей не сталкивался с цензурой».

Разговоры о современной русской драматургии в Доме Жана Вилара проходят на фоне выставки, посвященной Чехову. Здесь можно под березкой постоять, посмотреть, как ставили «Вишневый сад» Джорджо Стрелер и Питер Брук, почитать Чехова на французском. В русский текст лучше не заглядывать – случайный набор кириллических знаков. Впрочем, атмосфере искренней любви к театру это совсем не мешает. 

Все материалы по теме>>>