20.07.2010 | 10:34

О ходе реставрации в Мураново после пожара 2006 года

Один из самых посещаемых музеев-усадеб Подмосковья – Мураново – до сих пор не может вернуться к привычному ритму работы. В июле 2006 года дом двух поэтов - Евгения Баратынского и Федора Тютчева – серьезно пострадал от пожара. Тогда на беду откликнулись многие музеи и реставрационные центры. Они взяли картины и предметы интерьера на временное хранение. Между тем денег, выделенных из федерального бюджета на возрождение усадьбы, хватило лишь на то, чтобы восстановить главное здание, а реставрация экспонатов идет крайне медленно. Рассказывают «Новости культуры».

 

В праздник сенокоса в Мураново по традиции служат водосвятный молебен. Этот день отмечают впервые после пожара 2006-го. Сотрудники говорят, что фактически в этом июле усадьба горела еще раз. В пострадавшем Центре Грабаря находилось порядка 49 предметов из Мураново.

Заведующая сектором изобразительного искусства музея-усадьбы имени Ф.И. Тютчева «Мураново» Татьяна Гончарова рассказывает: «Из девяти предметов живописи два целых, семь – не знаем. В эти семь попали Саврасов и Айвазовский».

Большинство предметов из Центра Грабаря передали в НИИ Реставрации. В ближайшее время они вернутся в Мураново. Однако занять место в постоянной мемориальной экспозиции у них не получится: пока ее просто нет.

«Заканчиваем работы по гидроизоляции. Мы смогли бы открыть дом, но не сможем, так как реставрация экспонатов не завершена», - сетует директор музея-усадьбы «Музаново» Игорь Комаров.

В доме сейчас проходят временные выставки. Показывают то, что удалось отреставрировать после пожара. Но из-за сокращения финансирования, процесс идет крайне медленно: из 280 пострадавших раритетов вернули к жизни только 60. «Подавали заявку, сократили в 10 раз. Если так будет и дальше, дом завершим к 2030 году», - говорит Комаров.

Артем Романов реставрирует мебель. Ее коллекция в Мураново очень богатая. Выяснили, что некоторые кресла и стулья попали в дом из Английского клуба. На горке, которая стояла в Зеленой гостиной, сумели сохранить даже авторский лак. Но сейчас реставраторов больше всего волнует дальнейшая судьба возвращенных к жизни предметов.

«Даже те, что прошли реставрацию, в процессе недолжного хранения, повреждаются, - рассказывает Артем Романов. - Получается, что проведенная работа – не то что напрасна, но приходит в негодность».

Дело в том, что в доме нет необходимых систем контроля климата и влажности. По старинке в сухую погоду в залах просто ставят емкости с водой. Зданию необходима современная система, ведь поэт Евгений Баратынский строил этот коттедж по принципу термоса. Внешняя стена из кирпича, затем - поставленные вертикально бревна, между деревом и кирпичом – воздушная прослойка. Идеальное место для распространения огня.

Туда в 2006, как уже установлено, и ударила шаровая молния. Сейчас дом фактически отреставрирован. Вид на усадьбу со знаменитых мурановских холмов снова роскошный. С трудом верится, что это - линия обороны музея в 14 гектаров. Только недавно удалось защитить их от застройки коттеджами. Холмы – в частной собственности.

«Тогда отстояли холмы. Разными способами. Протесты, Минкульт помог», - говорит директор Игорь Комаров.

В Мураново не любят жаловаться на проблемы. Говорят, что у них-то еще все хорошо по сравнению с музеями, которые расположены далеко от Москвы, в глубинке. Пока еще известность и само название усадьбы – «Мураново» - служат какой-никакой защитой.
 

Все материалы темы о защите памятников архитектуры>>