20.07.2010 | 19:30

В Москве открылась выставка работ "русского Ренуара"

Впервые в Москве экспонируются девяносто работ Павла Дмитриевича Шмарова из частного французского собрания. Это первая ретроспективная выставка художника на родине. Один из самых талантливых учеников Репина эмигрировал во Францию в 1920-х годах. И хотя немногие его произведения находятся в собраниях музеев Воронежа, Иркутска, Хабаровска, творчество художника до сих пор было известно только узкому кругу специалистов. Тем не менее, во Франции его называют «русским Ренуаром». Возможно, после выставки, которая открылась в галерее Зураба Церетели в рамках перекрестного Года Франции и России, поклонников его творчества станет больше. После Москвы выставка отправится на малую родину Павла Шмарова – в Воронеж. Рассказывают «Новости культуры».

Жоэль Гарсиа, устроитель ярмарок произведений искусства, свою карьеру начинал как антиквар. Сорок лет назад на одном из антикварных рынков Парижа он открыл в себе коллекционера русской живописи.

«Стоило мне увидеть "Купальщиц" Павла Шмарова, и я влюбился. С первого взгляда. У меня тогда и денег особо не было: картину купил в кредит и расплачивался несколько лет», – вспоминает он.

Сегодня в коллекции Гарсиа уже пятьсот работ Павла Шмарова – живопись и графика. Для него розовые «ню» на берегах прудов, группы женщин в ярких платках, и пейзажи – это все о русской душе. Помощница коллекционера Екатерина Бонсенн смотрит на дело куда более реалистично: «Для французов это русский стиль, но больше здесь, конечно, мечты о России». Она написала биографию художника для каталога выставки. Уроженец Воронежа Павел Шмыров, поступив в мастерскую Репина, взял псевдоним Шмаров, а во Франции и вовсе преобразился в Поля Шмарова.

Сегодня в галерее «Шарпантье» находится парижский филиал аукционного дома «Сотбис». Его сотрудники знают – есть такая мода на живопись «а ля рюс». Сегодня бы Шмаров был в фаворе, но в Париже 1930-х – 1950-х, в окружении небогатой русской диаспоры, ему приходилось несладко. На момент эмиграции ему было пятьдесят. Не самый удачный возраст для перемен. Он и не менялся –  писал женщин, цветы, портреты, пруды и Булонский лес.

Несмотря на учебу у Репина, статус придворного художника и академика, живописный стиль Шмарова не так академичен. Сказывается учеба в Мюнхене у Антона Ашбе. Мимо этой школы не прошли Билибин, Добужинский, Грабарь, Петров-Водкин и Кандинский. Ашбе учил своих учеников не выписывать детали, не смешивать краски. Этот обобщенный подход у Шмарова налицо. Репин этого не одобрял. Вязв Шмарова в ученики, он надеялся развить в нем художника-реалиста. Писал: «В этом безграмотном, глуповатом мальчике воочию сидит великий художник». Великого, несмотря на предсказания учителя, не вышло. Шмаров много подражал: автопортрет «а ля Рембрандт», портрет «а ля Ренуар», есть работы, напоминающие Зинаиду Серебякову, что-то похоже на живопись символизма, а что-то – на «мирискусников». Тем не менее, его творчество – новая страница в истории русского искусства.

Все материалы по теме>>>