21.07.2010 | 10:26

События 64-го Авиньонского фестиваля

Идет последняя – третья - неделя 64-го Авиньонского фестиваля. Раз в год небольшой город во французском Провансе превращается в театральную Мекку. Туда приезжают лучшие театры мира, известные режиссеры и самые увлеченные зрители. Этот фестиваль придумал Жан Вилар - актер, режиссер и апологет народного театра. Он был убежден, что театральную жизнь необходимо вывести из столичных залов на открытый воздух, и у него это получилось. Теперь, чтобы узнать о новых театральных веяниях, следует отправляться не в Париж, а в Авиньон. Подробнее рассказывают «Новости культуры».

В дни фестиваля население Авиньона увеличивается в 10 раз. Узкие улочки пестрят афишами программы-офф – число спектаклей в ней приближается к тысяче. Выбрать помогает личный контакт: полтора часа в день актеры работают на сцене, все остальное время – на улице, заманивают зрителя. На спектакли основной программы фестиваля заманивать не приходиться – на них и так огромный спрос. Билетами не спекулируют, ими обмениваются. Цены в Авиньоне демократичные. Самый дорогой билет - 38 евро, самый дешевый 13. Что касается сценических площадок, Авиньон проявляет чудеса изобретательности: песчаный карьер, почетный двор папского дворца и прочие дворики - гимназий, лицеев, монастырей. За стеной монастырского двора – действующая церковь. Похоже, все, что происходит под ее стенами, не служит поводом для конфликта между церковью и людьми искусства.

Во дворе монастыря кармелиток разбирается с колониальным наследием Фаустин Линиэкула. Прекрасный танцовщик, он выписывает бесконечное соло, пока его конголезские земляки выясняют свои отношения с Береникой. «Береника» - это трагедия Расина. Год назад Линиэкула поставил ее в театре «Комедии Франсез» и понял, как близка его постколониальной родине история палестинской царицы, которая не может прижиться в метрополии. Линиэкул добавил к тексту Расина речи Патриса Лумумбы, конголезскую пластику и сценки из школьной жизни - зубреж басен Лафонтена. Что это - протест или искреннее признание в любви, решать зрителю.

В Авиньоне зрителя все время испытывают на прочность. Главное испытание этого года - спектакль Кристофа Марталлера «Папперлапапп» о том, как духовность вырождается в пустую болтовню. Стены папского дворца дрожат от низкочастотных звуков и возмущения публики, а автор этих эффектов скромно сидит за столом вместе с директорами Ортансом Аршамбо и Вансаном Бодрийе. Они пригласили его составить программу Авиньона этого года на пару с писателем Оливье Кадьо.

Оливье Кадьо, программный директор 64 -го Авиньонского фестиваля, говорит: «Это такой великий фестиваль, в котором многое работает уже само по себе. Мы с Марталером немногое от себя добавили. Назовем это электричеством. Мой источник энергии – поэзия, его – музыка».

В программе – искры того и другого. Жаркий летний Авиньон – плавильный котел, в нем синтезируют новые театральные формы. Поэзия и музыка – популярнейшие в этом году ингредиенты.

Французский режиссер Кристоф Гюисман рассказывает: «Оркестр – мощная метафора отношений индивида и общества. В оркестре каждый на своем инструменте играет свое, но имеет в виду общее звучание. Сегодня это проблема. Я написал об этом поэму и превратил ее в спектакль «Потерянный оркестр».

Жозеф Надж – один из любимейших авторов Авиньонского фестиваля. Четыре года назад он составлял программу, в этом году радует своих почитателей премьерой. «Вороны» - минималистичный перформанс, звуковой и визуальный. Над звуками Надж колдует вместе со своим постоянным соавтором Акошем. Рисует же сам – ныряет в черную краску и выходит на белый лист.

С тех пор как в 1980-х Морис Бежар привез в Авиньон «Мессу по настоящему времени», а Пина Бауш - свои «Гвоздики», Авиньонский фестиваль стал законодателем мод в области современного танца. Самая большая удача танцевальной программы этого года – спектакль Анны Терезы де Кирсмакер. В России ее знают и почитают.

Танцевальный критик Екатерина Васенина говорит: «Большое количество, извините, пиратских DVD с ее фильмами ходит по российским танцевальным кругам».

Последний раз ее видели здесь 18 лет назад со спектаклем по Моцарту. На этот раз под сенью платана во дворе монастыря целестинцев ее танцоры передвигаются под музыку эпохи Ars subtilior (Изысканное искусство – прим. ред.). Так называют музыкальный маньеризм - стиль, изобретенный в XIV веке в Авиньоне.

«Каким-то неуловимым образом мы можем разглядеть в современном танце рисунок танца раннесредневекового, и это очень интересно», - считает критик Екатерина Васенина.

Кроме Кирсмакер в Авиньон в этом году привезли свои премьеры и другие деятели современного танца: Жизель Вьен, Анук ван Дайк, Алан Платель и Борис Шармац. Именно ему поручено составить программу Авиньонского фестиваля 2011 года. Можно предположить, что танцевать у Авиньонского моста будут все больше.

Все материалы по теме>>>