03.08.2012 | 19:37

Сегодня был открыт памятник Николаю Петрову

Фанатично преданный музыке – и неутолимо влюбленный в жизнь. Сегодня исполнился год, как не стало Николая Петрова. Один из последних романтиков фортепиано, в жизни он часто бывал резок и категоричен. Непримирим по отношению к любым попыткам превратить искусство в предмет стяжательства – и невероятно чуток к подлинному таланту. Тонкости исполнительской манеры музыканта теперь можно оценить только в записях. Человеческое обаяние Николая Арнольдовича всегда будут помнить друзья и ученики. Сегодня на Троекуровском кладбище открыт памятник великому пианисту. Рассказывают «Новости культуры».

Мощный и монументальный, при этом неожиданно легкий и воздушный. Именно таким многие запомнили пианиста Николая Петрова.

«Он был классическим человеком, поэтому и памятник классический», – говорит вдова пианиста Лариса Петрова.

Помним, любим, молимся – слова, застывшие в черном граните в день памяти Николая Петрова повторяют близкие, друзья, коллеги, поклонники. Море цветов – такими букетами засыпали пианиста после каждого выступления.

«Он один из самых виртуозных пианистов нашего времени, – говорит режиссер Никита Михалков. – И, к тому же, как мне кажется, еще и очень оригинальный интерпретатор, потому что многие произведения Коля играл по-своему».

За роялем Николай Петров с четырех лет, занимался с бабушкой, прошел путь от Центральной музыкальной школы до аспирантуры. Он лауреат таких престижных конкурсов как Клайберна в США и королевы Елизаветы в Брюсселе. Народный артист Советского союза, профессор, выступал в лучших залах мира.

«Познакомились просто, позвонил, нашел мой телефон, – вспоминает пианист Александр Гиндин. – “Саша привет, тебя беспокоит профессор Петров. Есть второй концерт Мендельсона, хочешь сыграть?”».

Так появился знаменитый дуэт – Николай Петров и Александр Гиндин. Они дарили публике неизвестные и забытые произведения для двух роялей – ноты доставали в Испании, Америке. За 11 лет десятки российских премьер. Несмотря на разницу в возрасте и регалии Николай Петров настаивал – на цене они с Гиндиным равны. Чувства и мысли пианист выражал не только на языке музыки, в совершенстве владел французским, немецким, английским, итальянским и польским языками. Любил теннис, автомобили. Друзья вспоминают его как человека всегда открытого для общения.

«Он был гурман – это видно по его фигуре, – рассказывает режиссер Гарри Бардин. – И как-то, когда сидели за столом, Коле понравились баклажаны, которые также понравились и какому-то мальчику напротив. Они наперегонки брали. Остался один баклажан. Коля подумал и сказал: “Знаешь, у тебя впереди целая жизнь”, и взял последний баклажан. В этом смысле он был очень непосредственный. Большой ребенок».

«Винни-Пух, который любил делать "ничего". Я вообще – обломовец по сути, – признавался Николай Петров. – Обожаю Илью Ильича, Он был чудный человек, который никому не сделал зла».

В год больше сотни концертов, даже если было высокое давление и не радовало самочувствие - не щадя себя снова и снова выходил на сцену. Играл так, что слушатели замирали. Создал фестиваль «Кремль музыкальный» – форум, который и после ухода Николая Петрова собирает лучших музыкантов.

Читайте также: 

Памятник Николаю Петрову установлен на Троекуровском кладбище