23.07.2010 | 12:04

Сто лет со дня рождения Патриарха Пимена

Сегодня исполняется сто лет со дня рождения Патриарха Пимена. Духовный путь Сергея Извекова – таково мирское имя четырнадцатого предстоятеля Русской православной церкви – начался в годы жестоких гонений на верующих. Тогда же, в начале 30-х, был создан портрет будущего первосвятителя. Его в образе молодого монаха изобразил Павел Корин на этюде к незаконченному полотну «Русь уходящая». Но все пастырское служение Патриарха Пимена стало подготовкой к возвращению Русской православной церкви ее исторической роли в общественной и духовной жизни страны. Рассказывают «Новости культуры».

 


Для паломников и прихожан Троице-Сергиевой Лавры усыпальница Успенского Собора открывается крайне редко. Здесь упокоены святейшие патриархи.

«Патриарх Пимен. Когда-то он был наместником Лавры, и мы чтим его память, потому что когда-то он был одним из нас», - рассказывает насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Иеромонах Иаков.

По случаю столетия со дня рождения Патриарха Пимена нынешний глава русской православной церкви отслужил панихиду. Патриарх Кирилл начинал свое архиерейское служение при патриархе Пимене. Монахом Пименом 17-летний Сергей Извеков стал в 27-м, в самый разгар антицерковной кампании

«Были и ссылки, были и тюрьмы, было очень унизительное и сложное прохождение службы во время войны, это была вроде бы обреченность на безвестность…», - говорит Протоирей Всеволод Чаплин.

Но еще в юности ему предсказали: ничего не бойся, будешь патриархом.

В то время Никита Хрущев, которого священники за яростные гонения на церковь называли советским Диоклетианом, был уже обычным пенсионером. Но государство продолжало вмешиваться в любые внутрицерковные вопросы. При крещении требовали паспорт, подсчитывали отпевания – по этой цифре власти судили об истинном количестве верующих в СССР. Даже просто сходить в церковь в 70-е, вспоминает актер Алексей Петренко, было маленьким подвигом.

«Ага, был в церкви, там галочку ставят, карьера дальше не очень-то двигается. Даже у нас, у актеров, мы только на гастролях умудрялись ходить в церковь безопасно, потому что там нас не знали в каком-то другом городе», - вспоминает народный артист России Алексей Петренко.

В это время Патриарху Пимену власти запрещали ездить по стране. Он мог служить только в Москве и Троице-Сергиевой Лавре. Советские чиновники делали вид, что для них патриарх – светское лицо, просто Сергей Михайлович. Патриарха даже приглашали на экскурсии по ленинским местам. В этих условиях главной задачей главы церкви было сохранение церковной жизни на всем пространстве СССР. Большую часть населения страны к середине 70-х составляло поколение, воспитанное в духе атеизма.

«Он был человеком, способным умиротворять страсти. Вот, наверное, это тогда и было нужно, потому что церкви нужно было не дать вовлечь себя в политические треволнения, сохраниться и подготовить почву для ее будущего возрождения», - объясняет Протоирей Всеволод Чаплин.

В 83-м году, по просьбе патриарха Пимена, власти вернули церкви Данилов монастырь, где долгие годы был приемник-распределитель для малолетних преступников и фабрика зонтов. Через 5 лет, в год тысячелетия крещения Руси, руководство страны впервые встретилось с главой русской церкви. А с орбиты космонавт Владимир Титов поздравил всех граждан СССР с тысячелетием крещения Руси.

«Птичка в золотой клетке». Так однажды назвал себя Патриарх Пимен. Во время зарубежных визитов эта клетка становилась более роскошной, но и более прочной. А ключи от нее всегда оставались в руках председателя Совета по делам религии. Он-то и был в советское время подлинным владыкой русской церкви, ее вторым теневым патриархом. И только с падением советского строя и приходом Алексия Второго для русской православной церкви началась совершенно новая история.