27.07.2010 | 19:43

Иорданская лестница: реставрация ступеней истории

Это был самый короткий путь в покои императора и главный – в залы Эрмитажа. О знаменитой Иорданской парадной лестнице Зимнего дворца говорят не иначе как о ступенях истории. Сегодня эти ступени закрывают строительные леса. Но реставрация, которая длилась целый год, теперь близится к завершению. Совсем скоро главный символ Зимнего дворца предстанет во всем блеске и величие. Рассказывают «Новости культуры».

Изначально работы на Иорданской лестнице планировали провести в два этапа: сначала в леса хотели одеть южную часть, а только потом – северную. Но в таком случае, говорят специалисты, они столкнулись бы с определенными трудностями. Элементы, отреставрированные раньше, успели бы потемнеть и могли отличаться по цвету от позднейших. Поэтому в Эрмитаже приняли решение закрыть на реставрацию все пространство парадного зала, а для прохода зрителей оставить небольшую галерею.

50 тонн металла, 140 кубометров дерева – опоры возводили по отдельному проекту и крепили к стенам всего в нескольких местах, чтобы металлические иглы конструкций по минимуму прошили историческую ткань здания. Реставраторам в наследство она досталась, мягко говоря, не без прорех.

«Очень сложный этап. Это уровень человеческого прохода, вопрос массы туристов, рук, которые волей-неволей остаются на стенах, позолоте. Конечно, мы видим потертости вплоть до гипсовой основы», – отмечает главный архитектор Государственного Эрмитажа Валерий Лукин.

В начале двадцатого века по мраморным пролетам к Неве для совершения обряда водосвятия спускались только венценосная семья и высшее духовенство. Затем ее штурмовали отряды рабочих, солдат и матросов. Грохот их сапог вскоре сменился на осторожную поступь музейных зрителей. Как оказалось, в толпе ценителей искусства немало охотников бесцеремонно вписать свое имя в историю.

«Варварство посетителей не знает границ. Вот здесь, например, на поверхности, в 1983 году было написано "Саша плюс Маша равно любовь"», – говорит реставратор Александр Корчагин.

Варварские татуировки выводили долго. Перила похудели на десятую часть миллиметра. Вроде бы, мелочь, но мастерам пришлось заново шлифовать всю поверхность. В других местах, наоборот, утраты нужно было восполнять. Не досчитались искусных завитков на балясинах, у аллегории Славы недоставало полруки. 

«Здесь была не рука, а такая как перчатка. Ее спиливали наши скульпторы, заново формовали, лепили, и получилась такая кисть, которая и по анатомии лучше», – поясняет реставратор Наталья Лебедева.

Все работы должны закончить к 1 декабря. Вопрос, как теперь уберечь лестницу от посягательств, пока открыт. В музее обещают поставить видеонаблюдение и надеются, что надписи в парадном зале будут только на информационных табличках.