28.07.2010 | 19:32

Храм Святой Троицы в Ивангороде воссоздают из руин

Утверждение христианства имело колоссальное значение для формирования нашей страны, ее духовности, дало мощный толчок развитию культуры. Вместе с православной верой к нам пришли и каноны храмового строительства. Памятники православной культуры вместе со страной разделили ее историю и пережили расцвет, упадок и возрождение. Многие шедевры древнерусского зодчества восстанавливают сегодня буквально из руин. Один из них – храм Святой Троицы в Ивангороде. Рассказывают «Новости культуры».

Ремонт почти закончен. Осталось отреставрировать уникальную фреску в алтарной части. Храм строил известный меценат барон Штиглиц. Приглашенный архитектор Кракау применил самые новаторские для того времени технологии.

«На этой стене штукатурка не примыкает к кирпичу. Там, за слоем штукатурки, находится пустота, естественная вентиляция. Это единственное почему фреска уцелела», – отмечает реставратор Константин Коваленко.

Первоначально роспись «Ангел, отверзающий семь печатей, и двадцать четыре старца» разрабатывал для Исаакиевского собора ректор Академии художеств Федор Бруни, но Штиглиц перекупил его творение для своей церкви. В семидесятых годах здание собирались разрушить по решению обкома партии. Вызвали саперов, эвакуировали местных жителей, но взрыв так и не раздался. 

«Командир этих саперов – неизвестный нам человек,  майор, которого мы не знаем даже по имени и фамилии, он отказался взрывать. Сказал: "Покажите мне документ, на основании которого я должен это сделать". Человек, вроде бы, подневольный совершил такой маленький подвиг», – говорит староста храма Святой Троицы Павел Григорьев.

Сохраненный храм сегодня стал самым западным в Ленинградской области. Церковь Святой Троицы стоит на берегу реки Нарва. Справа – Эстония, слева – Россия. Этот храм, как пограничник, и те, кто здесь работают, тоже своего рода пограничники.

Просфорница Ирина Трофимова ни на минуту не теряет бдительности. Бороться приходится не только с человеческими слабостями и соблазнами, но и с нарушителями государственной границы. Четвероногий помощник вовремя сообщает о чужих, а дальше она знает что делать.

«Недавно, в июне, я сдала человека. Он вел себя неуверенно. Часа полтора ходил по территории туда-сюда. Я тихо ушла в сторону, позвонила на заставу, они приехали и скрутили его. На этом моя миссия закончилась», – рассказывает она.

Отец Александр когда-то носил зеленые погоны солдата пограничных войск СССР. На колокольне он чувствует себя привычно, словно на наблюдательной вышке. С другой стороны реки несет службу эстонский пограничник.

«Люди приезжают сюда, сразу чувствуют себя на границе. Особенно когда проезжают мимо пограничного столба, останавливаются и спрашивают: "Это нейтральная полоса?". Нет, это наша земля. Храмы будут стоять по России и на границах до скончания века», – заверяет отец Александр.

Когда реставраторы положат последние мазки краски, солдаты и офицеры соседней заставы придут на торжественное богослужение.