31.07.2010 | 22:02

Москва глазами москвичей

Ожесточенные сражения за архитектурное будущее столицы между защитниками старины, экспертами и чиновниками проходят на глазах у тех, ради кого и должны разрабатываться генеральные планы развития города. Что думают москвичи о девальвации облика российской столицы? О захвате самых ценных ее земель монстрами в стиле хай-тэк? Может ли комфортабельность новоделов в историческом центре быть адекватной заменой живому очарованию старинных улочек и особняков. Многих из них уже нет на карте Москвы, судьба других предрешена. Кто будет следующим в списке обреченных на снос? Рассказывают  «Новости культуры».

Дом 73 по Бутырской улице из последних сил хранит следы былой красоты: керамический фасад, эркеры, майолика над входом. Есть заявка о его постановке на охрану.

«25 октября 2009 подали заявку, а 23 апреля 2010 подписан приказ о сносе. А ведь это нарушение закона, так как заявленный памятник не обследовался и не может быть сломан», – подчеркивает историк, краевед Никита Брусиловский.

Дом планируют снести, а землю выставить на аукцион. То есть даже непонятно, что будет на этом месте и будет ли вообще.

«Мне здание не кажется старым. Его можно подремонтировать и будет прекрасно. Для новых домов много места. Это же хорошо, когда ребенок ходит и видит старое. Стекло и бетон – везде», – говорят москвичи.

Садовническая, 9. Дом известного архитектора Нирнзее. Дом признан аварийным, и от него останется только фасад. Так нужно для нового жилого комплекса. Этот дом вполне крепкий, и при желании он простоит еще лет сто-двести. Проблема заключается в том, что земля слишком дорогая.

Конечно, заявления о том, что Москва якобы все время строилась скачками, уничтожая предыдущие слои, не выдерживают никакой критики. Многие дома XIX века в Замоскворечье зачастую имеют в основе постройки XVII и XVIII столетий. А само понятие сохранения наследия, памятника архитектуры сложилось к началу ХХ века.

«С этого времени нужно искать примеры, и, конечно, положительные. Мы не можем сказать, что сталинская реконструкция Москвы – благо. Это уничтожение исторического города. Это историческая ошибка, и мы ее повторяем. То, что не уничтожила Советская власть, мы уничтожаем последние двадцать лет», – утверждает заведующий отделом свода памятников культуры и монументального искусства Института искусствознания Георгий Смирнов.

Домам № 4 и № 6 на Остоженке отказали в постановке на охрану, так как на их месте возникнет новое здание института социальных систем МГУ. Эти здания сегодня выглядят не слишком привлекательно. Между тем, они ведут свою историю с середины XVIII века. В доме № 6 жил Суриков. А в доме № 4 – согласно новым исследованиям, Петр Ильич Чайковский. В Музее имени Глинки рассказали, что как раз на это время приходится знакомство композитора с Чеховым. Не исключено, что писатель в доме бывал.

«Важно найти силы и рассудок, чтобы оставить в Москве кусочек площади без изменений, чтобы  сохранить аромат XIX века, начала XX», – заверяет научный сотрудник Музея музыкальной культуры имени Глинки Валерия Евсеева-Сидорова.

Это мнение совпадает с позициями москвичей, которые говорят: «Это уникальный участок, и чувствуешь себя в Мосвке, какой Москва должна быть. Остоженка и так переделана. Куда еще стекло? Хотя бы дерево или парк».

Здания стоят в плане на снос. Ситуация может стать калькой ситуации почти сорокакалетней давности.

В 1972 году расчищали место под памятник Энгельсу и снесли усадьбу Лопухиных. Тогда под ковшом экскаватора обнаружили красные и белые палаты XVII века, которые сегодня являются гордостью Москвы. Защитники отстояли их практически врукопашную. Спасли от сноса. Сегодня ситуация может повториться. Дома 4 и 6 по Остоженке находятся прямо за палатами, и не исключено, что в основе своей эти здания также имеют уникальные строения. Но мы можем никогда этого не узнать. Подписан снос, при этом здания не исследованы.

Большая Никитская, 9. Усадьбу графа Льва Разумовского, которую великий зодчий Матвей Казаков включил в свой альбом как одно из лучших строений Москвы, тоже готовят к сносу. Адрес известен с середины XVIII века. Здесь бывал Пушкин. Сначала дом памятником признали, потом отказали.

«Если выявленный памятник, значит уже была экспертиза. Следовательно, сделали параллельную. Цена ей грош, там Пушкин даже не фигурирует», – отмечает координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

Потенциально снос угрожает любому зданию в Москве. Могут сначала памятником признать, потом с легкостью доказать обратное. Могут сократить охранные зоны в интересах инвест-проекта, как было с усадьбой Алексеева.

«Судьба наследия зависит от чиновников, которые далеки от культуры», –  поясняет заведующий отделом свода памятников культуры и монументального искусства Института искусствознания Георгий Смирнов.

А ведь именно культурный аспект и является определяющим при решении сохранять здание или нет.

«Конечно, можно все снести, жить удобнее и комфортнее. Но если мы хотим осознавать себя как часть великой культуры, которую строят веками, а не за один день. Мы не просто потеряем интерес мира, сами себя потеряем», –  убеждена директор Государственного музея архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина.

С 1990 по 2006 годы столица потеряла около 680 исторических объектов. Многие из них могут быть названы. Известно, кем они были построены, кто в них жил. Вряд ли будет интересно выяснять историю тех построек, которые возникли на месте исторических адресов.

Все материалы по теме>>>