03.08.2010 | 11:29

Архитектор Мельников и судьба его творений

Сегодня исполняется 120 лет со дня рождения Константина Мельникова, одного из крупнейших архитекторов русского авангарда. Взлет его творчества пришелся на период становления советской власти, и Мельников сумел перевести на язык архитектуры радикальные изменения, которые переживало общество. Сегодня большинство его построек отданы в частные руки, и их сохранность полностью зависит от воли новых владельцев. Признанный шедевр мастера - дом в Кривоарбатском переулке - оказался в центре судебных разбирательств, хотя сам Мельников завещал устроить в нем государственный музей. Подробности сообщают «Новости культуры».

По наследству к Екатерине Каринской, внучке Константина Мельникова, перешел не только знаменитый дом в Кривоарбатском, но и завещание ее деда, а потом и отца Виктора устроить там государственный музей. «Он говорил, что это нам не принадлежит, это достояние России», - говорит Екатерина Каринская.

Уже не один десяток лет государство никак не может принять этот дар. Теперь же выяснилось, что половина дома, построенного Мельниковым для своей семьи, в частной собственности человека, не имеющего к семье никакого отношения. «Я обязана исполнить завещание деда и отца, - признается Екатерина Каринская. - Бьюсь пятый год после его смерти. Слава богу, что хотя бы попытки растащить наследие не увенчались успехом».

108 окон, наполняющие два врезанных друг в друга цилиндра. Комнаты организованы по принципу восхождения: от быта – гостиная, столовая на первом этаже, до высот творчества и мысли – студия и мастерская Мельникова. Дом включен во все учебники по архитектуре, а еще - в список 100 выдающихся зданий мира, которым грозит гибель. Дому нужна срочная реставрация. Бесценный архив Екатерина Викторовна передала из дома в Музей архитектуры. Он опечатан, так как тоже является предметом судебной тяжбы и может перейти в частную собственность, а значит, стать вообще недосягаемым для исследователей и специалистов.

Ирина Коробьина, директор Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева, говорит: «Пока идет разбирательство, мы не можем приступить к реставрации фонда. Он нуждается в этом, так как состояние его можем оценить как ниже среднего».

Директора ведущих музеев написали письмо президенту с просьбой повлиять на ситуацию. Ведь отдать дом и архив в частные руки, значит не только нарушить волю Мельникова, но и обречь уникальную постройку на неопределенность. Намерения частного собственника напрямую зависят от его финансового состояния, а закон такие ситуации пока никак не регулирует. Профессор МАРХИ Наталья Душкина следит за судьбой мельниковских построек много лет. Его знаменитые клубы – все в аренде или частной собственности, и не каждый владелец адекватно оценивает то, что ему досталось.

«Новые собственники не гарантируют, что будет проведена реставрация. Вот ДК Русакова отдан Театру Виктюка, - говорит Душкина. - Проект идет долго. Уже есть необходимая театру перепланировка, но это снижает качество. Некоторые клубы уже утратили интерьеры, например, "Буревестник" и "Каучук"».

Пожалуй, самая счастливая судьба из мельниковских построек у Бахметьевского гаража. Теперь там находится центр современного искусства «Гараж». Но спасти его от разрушения в свое время тоже помогло только вмешательство общественности. Там Мельников придумал организацию прямоточного движения автобусов по парку – только вперед, без пересечения с другими автобусами.

В полной сохранности до нас дошел гараж на Новорязанской улице. Но и он не застрахован от разного рода опасных реноваций. Ведь гараж, как и остальные мельниковские постройки, – памятники регионального значения.

«Первое, что нужно, - поднять статус охраны до федерального уровня, - говорит Наталья Душкина. - Затем внести в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Однако преодолеть барьеры по переводу на федеральный уровень невозможно».

6 клубов и 4 гаража, не дошедшие до нас, саркофаг Ленина и павильон СССР на выставке в Париже. Константин Мельников создал их в золотое десятилетие - с 1922 по 1932 год. Потом его отстранили от работы и обвинили в формализме: слишком много внимания уделял форме, придумывая здания одного функционального ряда, каждое делал индивидуальным. Теперь поставить его творения на нужную ступень охраны, признать то, что признано во всем мире, – значение Мельникова, его уникальность, наконец, сделать доступным наследие для людей мешает тоже формализм, но уже с другим, совсем не творческим оттенком. 
 
Все материалы по теме о защите памятников архитектуры>>>