04.08.2010 | 10:31

МУАР: 20 лет только временные выставки

Более 20 лет прошло с тех пор, как фонды Государственного музея архитектуры имени Щусева переехали из Донского монастыря в здание на Воздвиженке. Тогда обитель передали Русской православной церкви, а музею взамен обещали выделить под новое хранилище необходимые площади. Однако обещание так и осталось обещанием. В результате, музей до сих пор не может организовать постоянную экспозицию и, главное, обеспечить своим уникальным экспонатам должный уровень сохранности. Подробнее рассказывают «Новости культуры».

Музей архитектуры отнесен к особо ценным объектам культурного наследия. И это не случайно. Показать действительно есть что, только негде. Директор музея Ирина Коробьина сетует: «Тут уникальная гигантская модель БКД Баженова. Мы не только не можем ее представить, но и хранить, ведь это реставрационные мастерские».

Много лет модель в полную величину – более 100 квадратных метров – стояла в Большом соборе Донского монастыря. «Она огромная, 17 метров, еле умещалась в монастыре, - говорит руководитель одного из отделов музея Тамара Гейдор. - Это грандиозное здание, которое нужно смотреть как настоящую постройку».

Из Донского монастыря музей вывели 20 лет назад, но обещанные 6 тысяч квадратных метров до сих пор не предоставили. Хотя в проекте развития музея 1996 года есть даже перечень зданий, которые передадут музею в качестве компенсации. Тем временем некоторые экспонаты пока так в монастыре и хранятся. Забирать их просто некуда.

«Правительство Москвы взяло на себя моральные обязательства компенсировать площади, которые музей утратил, - рассказывает Ирина Коробьина. - Уникальные фонды, возможно, лучшие в мире, мы не можем ни выставлять, ни нормально хранить».

Музей постоянно получает выговоры за ненадлежащее хранение экспонатов, но поделать с этим ничего нельзя. Музей поддержали в Министерстве культуры, его руководство обратилось к мэру Москвы.

Андрей Бусыгин, заместитель министра культуры, говорит «Единственный научно-исследовательский музей архитектуры, наверное, даже в мире. Ситуация неприемлемая. Намерены помочь возродить Аптекарский приказ, вложить средства в реставрацию. По соседству строится хранилище РГБ. Будем вместе с Правительством Москвы и библиотекой думать, как использовать площади».

Пока же уникальный аттик Витали, элементы арки Победы лежат прямо во дворе музея. В анфиладе главного дома устраивают сменные экспозиции. О том, что музей владеет спасенными фресками Калязинского монастыря, а также уникальным Шумаевским Крестом – 7-метровым порталом XVII века - москвичи и гости столицы ничего не знают. «Нет места. Чтобы все это собрать, нужно огромное помещение», - говорит Тамара Гейдор.

Тем временем в музее готовят концепцию развития. Первым делом – депозитарий и лапидарий – хранилище остатков скульптур и строений. На цокольном этаже разместят макет Баженова.

Юрий Григорян, автор проекта реставрации-реконструции Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева, рассказывает: «Это будет полка бетонная каменная, где выставлены утраченные части. Они будут освещены. То есть фасад будет из обломков. Полка, которая показывает, что история зданий имеет конец, в музее».

Здание будет со сплошным остеклением. Так что увидеть достояние музея архитектуры можно будет прямо с улицы.

«Это место на Староваганьковском переулке, - продолжает Григорян. - Там были два здания 1930-х годов. Сейчас ничего нет. Так как территория с нами соседствует, мы подумали создать новый адрес. Примерно, где стоим, три этажа. Отсюда видно макет Баженова».

У музея есть все шансы стать центром туристического притяжения, творческих встреч, архитектурной мысли.

«Музей можем стать центром целой сети домов – Мельникова, Шехтеля. Таких домов много, - говорит Ирина Коробьина, - но их потенциал используется странно. Мы нуждаемся в целевом финансировании. Надеемся, что перейдем от слов к делу».

20 лет музей живет временными экспозициями, не имея возможности сделать постоянную. Выросло не одно поколение людей, которые и не подозревают о существовании макета Баженова и Шумаевского Креста. Уникальный ресурс музея не используется никак. Между тем, если бы это произошло, то в центре Москвы возникла бы территория высочайшего культурного статуса – Кремль, ГМИИ, Музей архитектуры. Чтобы эта триада возникла, нужен совсем небольшой толчок.