04.08.2010 | 19:31

Квадрига Аполлона на фасаде Большого предстанет во всем великолепии

Четверка коней, взметнувшаяся в небо, и покровитель муз, который ими управляет. Совсем скоро знаменитая скульптурная композиция вновь появятся на фасаде Большого театра. Квадрига Аполлона, как ее называют специалисты, готова, как и прежде, украсить главный театр страны. Реставрация скульптуры Клодта полностью закончена. По словам реставраторов, для восстановления символа Большого театра проделана колоссальная кропотливая работа, результаты которой сегодня смогли оценить журналисты. Рассказывают «Новости культуры».

В руки реставраторов Аполлон попал очищенным от грязи, подтеков и коррозии. Правда, без фигового листа и лаврового венка. Каркас хоть и сохранился, но время не пощадило небожителя.

«Масса трещин. В частности, по лире, на пальцах, в голове дыра была и не одна», – сетует руководитель группы реставраторов Владимир Никифоров.

Лавровый венок для Аполлона выбирали из пяти эскизов. Каждый листик – а их пятьдесят восемь –  чеканили вручную. Почти сто лет Аполлон обходился без фигового листа, но реставраторы на фотографиях XIX века эту деталь туалета обнаружили. Лист сделали заново.

«Изготовлен по аналогам, которые существуют, в частности в Петродворце. Я подсмотрел подходящие листы на фонтане "Адам и Ева"», – замечает Владимир Никифоров.

После пожара 1853 года гипс поменяли на медь. В 1941 году в фасад Большого театра  попала бомба. Кони и Аполлон чудом уцелели – толщина фасада ослабила удар, но осколок угодил в голову Аполлону и повредил колесницу. Реставраторы спасли Квадригу... Пробоины и вмятины устранили в 1958 году. В 1992 году  была последняя реставрация. Каркас Квадриги пережил двадцатый век и для своих лет неплохо сохранился.

«Не хотелось трогать ту историческую работу, которая была произведена. Поэтому было решено Квадригу оставить на месте, работы производить на месте»,  – поясняет руководитель Дирекции по реконструкции, строительству и реставрации Алексей Супрунов.

 

Взявшись за коней, реставраторы были потрясены точностью работы Клодта. На высоте двадцати пяти метров этой филигранности не видно, но вблизи каждая деталь играет.

«До последнего ноготка, до последнего зуба все скрупулезно сделано», – заверяет Владимир Никифоров.

«Такие элементы,  как пасть, сделаны анатомично четко. Язык, удила, даже зубы стерты», – подчеркивает реставратор Вадим Марков. 

Реставраторы Эрих Кенстлер и Вадим Марков не выходили отсюда четыре месяца. Мастерскую устроили прямо на шатких лесах. Залезли в самую пасть лошадей. Коллеги по цеху назвали их стоматологами.

«Нужно было старую пайку не затронуть, но при этом запаять все утраты, а утраты были большие», – поясняет Марков.

«В этой области очень тонкий слой меди. Это было сделано методом гальванопластики, и нарастили очень тонкий слой. Дотрагиваешься – и получается отверстие», – добавляет Эрих Кенстлер.

Работали в четыре руки. Диагностировали и оперировали на месте. Вадим Марков говорит, что больше всего пострадал первый конь. Испорченную коррозией медь с колесницы заменили на новые пластины. Те, что датируются 1856 годом, уже стали историей.

Ко дню города защитную оболочку снимут с Квадриги Аполлона, и тогда шедевр Клодта предстанет во всем своем великолепии. Это будет окончание второго этапа реставрации Большого. Потом все силы бросят на зрительный зал и театральные технологии.

Все материалы по теме>>>