06.09.2017 | 15:00

"Я счастлив, только когда творю": интервью с чилийским режиссером Себастьяном Аларконом

Известный чилийский режиссер Себастьян Аларкон является автором многих картин, знакомых советским и российским зрителям - «Ночь над Чили», «Агенты КГБ тоже влюбляются», «История одной бильярдной команды», «Ягуар». Себастьян был участником и членом жюри Московского Международного кинофестиваля (фильм «Косухи» XXXVI ММКФ; специальный приз X ММКФ за фильм «Ночь над Чили»). Он учился в киношколе при Университете Чили, а в 1971 году впервые оказался в Советском Союзе. После того, как в Чили произошёл государственный переворот, Себастьян Аларкон решил остаться в СССР. Он часто говорит, что живет на две страны и две культуры.

Сегодня Себастьян Аларкон преподает режиссуру во ВГИКе и в Московском институте Телевидения и радиовещания «Останкино». О нынешней ситуации в кинематографе России и Чили и о том, как не потерять режиссерское чутье, он рассказал в интервью Александре Тарховой.

Александра Тархова: - Себастьян, вы были участником многочисленных кинофестивалей, преподаете во ВГИКе, за вами следуют молодые ребята, на вашем счету большое количество разноплановых фильмов. Какой из них вы считаете самым удачным?

Себастьян Аларкон: - Вообще, я очень критично отношусь ко всем своим работам, но есть одна, которой я не стесняюсь - «История одной бильярдной команды». Это картина, которую я снял в 1988 году по сценарию Александра Адабашьяна, и мне кажется, что она до сих пор актуальна. Тогда, в последние годы существования Советского Союза, она прошла мимо, так как внимание к кинематографу было небольшое. Но многие события, которые потом случились с нашей страной, показаны в этой картине. Она предвосхитила времена, которые пришли вслед за той эпохой. А ведь сценарий мы написали в 86-м году! У меня есть разные работы - плохие, средние, хорошие, но эта картина - лучшая.

АТ: - В 2014 году вы участвовали в ММКФ с картиной «Косухи». Откуда пришла идея создания этого фильма и его показа в рамках фестиваля?

СА: - Я решил снять эту картину по нескольким причинам. Однажды, когда мою кандидатуру выдвинули для одного телевизионного проекта, организаторы задались вопросом: «А что Аларкон умеет делать сегодня? Мы хорошо знаем его картины советского времени, но не слышали о современных работах». Они не понимали, что научиться снимать кино - это как научиться плавать! И я решил, что докажу. В картине «Косухи» три героя, и каждый имеет свой кинематографический язык - там есть авторское кино, интеллектуальное и коммерческое.

После 10 лет, проведенных в Чили, я вернулся в Россию. И заметил, что страна разделяется на классы. Это видно и сейчас, никто не сможет этого отрицать. Тогда я захотел показать, как этот процесс происходит среди молодежи. Мои герои - из трех разных классов: пролетарий, интеллигент и сынок олигарха. Но на мой взгляд, этот подтекст мало кто заметил. Исчезло то особое интеллектуальное сословие, называемое киноведами.

АТ: - Вы отмечаете, что кино всегда говорит о чем-то. На ваш взгляд, о чем говорит сегодняшнее кино?

СА: - Хороших картин сегодня мало. Идет коммерческое массовое кино. Я хорошо знаю Россию, людей, которые богаты внутренне и полны духовно. И я считаю, что такое кино идет во вред вкусу, во вред ценностям. Дело в том, что после падения системы, в стране возник определенный вакуум в сфере кинематографа. Многие думающие кинематографисты куда-то растворились. И этот вакуум был заполнен, в основном, случайными людьми. Туда пришли бизнесмены, которые никакого отношения к кино не имели. Режиссура сразу стала низкого уровня, потерялся профессионализм во всех областях. Оттуда - и такое кино, где важна не мысль и послание, а коммерческая составляющая. В афише кинотеатров - одни банальные комедии, в них не над чем размышлять. Ты вышел из зала - и забыл. И это глобальный процесс.

АТ: - Вы говорите об особенностях российского проката. А как обстоят дела в Чили? Тенденции в кинематографе схожи?

СА: - В последнее время очень много чилийских картин получили призы на различных кинофестивалях. В основном, это авторское кино. Появляются интересные режиссеры. Но эти ребята снимают одну картину и исчезают. Ощущение, что они исполнили свой каприз, и им больше не о чем сказать. Ведь необходимо дальше искать, разрабатывать темы. К сожалению, такая кинематография - как цветок одного дня - не имеет развития. Сегодня практически при всех университетах Чили открылись киношколы. Чилийские студенты очень похожи на российских. Я преподаю и в Китае. И там я нахожу много общего в плане восприятия культуры. Я не вижу желания создавать кино глубокое, долгоиграющее, запоминающееся.

АТ: - Как заявить о себе достойным молодым кинематографистам? Сложно ли добиться признания международной публики?

СА: - Сегодня техника идет впереди человека. Если есть идея, кино можно снимать и на телефон. Надо только владеть профессией и иметь сюжеты, характеры, персонажей. В конце концов, сценарий. Кино сегодня может делать каждый. История - вот что самое сложное. Мы во ВГИКе учим молодых ребят делать все - быть продюсерами, сценаристами, художниками. Лично я владею всеми этими навыками и хочу передать опыт молодежи. И когда мне говорят, что денег на съемки фильма нет - это не оправдание, я считаю.

Что касается заинтересованности людей в картине, главное - сохранить режиссерскую индивидуальность. Недавно к нам с Владимиром Хотиненко на вступительные экзамены во ВГИК пришел парнишка из Якутии. Мы спрашиваем его - ты будешь снимать кино о Якутии? И он, словно стесняясь, сказал, что хочет снимать то же, что и другие. Я считаю, не стоит подстраиваться под модные тенденции. Можно достичь сердца людей всего мира благодаря искренности, вложенной в работу.

АТ: - Какие фильмы и режиссеры вас поразили в свое время и вывели на эту мысль?

СА: - Таких очень много. Я приехал в СССР совсем мальчишкой, мне было 19 лет. Я благодарен этой стране за все то, что получил здесь. В том числе, и за ту школу кино, которую мне преподавали. Я имел счастье познакомиться на «Мосфильме» с настоящими корифеями кинематографа - Андреем Тарковским, Андреем Кончаловским, Никитой Михалковым, Александром Миттой, Глебом Панфиловым, Элемом Климовым. Это великие имена! Эти люди дали мне большую теоретическую часть. Мы учились на статьях Кончаловского, Тарковского, которые выходили в журналах «Искусство кино», «Советский экран» и тд. Мы анализировали, разбирались в сложных фильмах.

АТ: - Удалось ли вам в дальнейшем работать с кем-то из этих режиссеров?

СА: - Работать совместно мне не удалось. Мы представляли разные поколения. Хотя, я часто их видел в монтажном цеху «Мосфильма». Напротив моей монтажной комнаты работал сам Тарковский. Я на него смотрел, как на Бога, пытался выходить в курилку, чтобы просто постоять с ним рядом! Он был суровый, казался надменным.

Для меня было настоящим испытанием, когда ко мне пришел Андрей Кончаловский и попросил меня посмотреть картину, которую он только что закончил - «Сибириаду». Андрон (так Себастьян называет Андрея Кончаловского) посадил меня в зал одного и показал фильм, рассчитывая что-то от меня услышать. Но что я мог тогда сказать, будучи начинающим режиссером? Я был ошарашен мастерством Кончаловского, эта картина потом имела огромный успех в мире, в Чили, в том числе. Также я встречался и с Элемом Климовым, он мне показывал картину «Иди и смотри». Эти встречи я запомнил на всю жизнь.

АТ: - Себастьян, каждый год во ВГИК поступает большое количество молодых ребят, которые хотят связать жизнь с кинематографом. Что значит «быть режиссером»? Это особый талант, доступный лишь избранным?

СА: - На первом занятии я всегда говорю студентам - все вы можете стать режиссерами. Все сможете освоить ремесло. Если вы готовы работать, этому ремеслу мы вас научим. Человек должен быть именно ремесленником во всем, что он делает. Ведь режиссура присутствует везде, даже семейная жизнь - это тоже режиссура (слова Андрея Кончаловского). Ваше место в социуме, на работе - все это - та же режиссура.

АТ: - Вы сами когда-то поступали во ВГИК, окончили мастерскую документальной режиссуры Романа Кармена и Леонида Кристи. Те идеи и ожидания, с которыми поступали вы, и с которыми приходят молодые ребята сегодня, совпадают?

СА: - К большому сожалению, нет. В основном, я вижу пустоту - людям нечего сказать. Их не интересует то, что происходит вокруг них и то, что внутри них. Это настоящая трагедия. Они приходят и не знают, о чем снимать. Иногда я чувствую себя старым, говоря «вот в наши времена…», но в этом есть смысл. В Китае я наблюдаю ту же картину. В Чилийском католическом университете - то же самое. И в университете San Antonio de los Baños на Кубе. Произошло колоссальное снижение планки знаний, необходимых для любого режиссера.

АТ: - Кино всегда считалось большой силой. Сегодня вы бы сказали так же? Искусство до сих пор двигает человечество вперед?

СА: - Искусство во многом теряет свою силу. Кто сегодня читает? А сколько людей рисуют? Искусство больше не является мотором общества. Мы становимся финикийцами, у которых в древности была только одна цель - продавать и покупать. В этом большинство видят смысл жизни, и мне от этого очень грустно. Но я не теряю надежды. Слава Богу, что в России есть глубокие культурные корни. В латиноамериканских странах этого нет.

АТ: - Ваш сын Денис Аларкон Рамирес пошел по вашим стопам. Он активно занимается режиссурой, работает как оператор, сценарист и даже актер. Вы не жалеете об этом?

СА: - Я не пожалел, ни в коем случае, наоборот, я очень этому рад. Вчера он мне позвонил такой счастливый! Самое большое счастье - это творчество. Даже не дети, жены, деньги, а возможность создавать. Я больше всего счастлив, когда что-то придумаю - сюжет, персонаж, сценарий. В России у меня всегда была возможность творить, быть в форме. Это необходимо каждому творческому человеку.

АТ: - Над какими проектами вы работаете сегодня?

СА: - Сейчас я заканчиваю монтаж нового фильма. Сценарий мы написали вместе с Александром Адабашьяном. Это будет полнометражная картина, очень любопытная. Увидеть ее можно будет примерно через полтора месяца.

АТ: - Канал «Россия-Культура» открыл 20-й юбилейный телевизионный сезон. Вы - наш активный зритель. Что вы ждете от канала?

СА: - Канал «Россия-Культура» для меня - исток знаний и вдохновения. Я всегда очень много получал от него. И советую моим студентам смотреть именно «Культуру», там любой сможет найти что-то полезное - концерт, документальный фильм, круглый стол, образовательные программы. Этот канал действительно необходим сегодня. От души поздравляю с юбилеем и желаю много лет активной деятельности!