06.08.2010 | 10:16

Жаркое начало сезона в столичных театрах

Конец лета для театров - традиционно горячая пора: один за другим столичные коллективы открывают новый сезон. Однако в этом году слово «горячая» приобрело буквальное значение. Накал страстей на сцене соперничает с раскаленным воздухом в зале, а публика чаще задыхается от невыносимой духоты, чем от восторга. Интересно, что еще в начале ХХ века в одном из театров Германии было опробовано новое тогда изобретение - кондиционер. Во многих же российских театрах и спустя столетие кондиционер - пока еще недостижимая мечта. Рассказывают «Новости культуры».


В Театре имени Станиславского готовят премьеру – спектакль «Семь дней до потопа». Название постановки в условиях аномальной московской жары, как ни странно, ласкает слух.

Стакан ледяной воды и два вентилятора для режиссера Театра имени Станиславского Владимира Петрова, правда, ни то, ни другое не помогает. «Главное отдохнуть негде, - сетует Петров. - В гримерках – сауны, в курилке пекло. Это подвиги все».

Не выдерживает и аппаратура. Она выходит из строя прямо во время спектаклей. Что уж говорить о тех, кто за пультом! Ассистент режиссера Ирина Сезонова говорит: «Я попросила режиссера за сцену, а то получу тепловой удар».

Художественный руководитель театра Александр Галибин обещает, что к премьере все кондиционеры в театре заработают в полную силу. «Жара сильно повлияла на отток зрителей из театров, - рассказывает Галибин. - Сейчас только безумный любитель театра может войти в такую жару и сидеть».

В Театре имени Моссовета за кулисами разгораются нешуточные страсти. Нужен дополнительный вентилятор, но где его взять не понятно. Во второй сцене в спектакле «Мужчины по выходным»  Александр Пашутин - мужчина в носках, а минутами ранее он - ковбой в плаще и в сапогах с подкладкой – совсем не по сезону. Но окружающим, говорит актер, еще хуже. «Я сейчас ехал в театр, - рассказывает Александр Пашутин, - и думаю: "Ладно, мы отыграли два - три часа, а ведь женщины водят трамваи"».

Актриса Лилия Волкова исключила из гримировального набора тональный крем. Тает на глазах у зрителей. Это не эстетично. «Если на съемках гримеры бегают каждые 5 минут, то в театре я стараюсь по минимуму класть косметики», - признается Лилия Волкова.

Театр имени Гоголя открывает сезон спектаклем «Ночь перед Рождеством». Актерам предстоит играть в шубах и валенках. «Здание старое и здесь просто по определению на 7-10 градусов прохладнее чем, на улице», - говорит заместитель директора театра Валерий Котлов.

Все-таки недавно построенным театрам повезло больше. Инженер театра «Мастерская Петра Фоменко» ведет туда, где в театре создают прохладу». Трубы английской холодильной установки несколько километров длинной. Обслуживание обходится в 2 миллиона рублей в год. При этом установка далеко не совершенна.

Юрий Рыбаков, заместитель директора по эксплуатации здания Мастерской Петра Фоменко, рассказывает: «Они рассчитаны на температуру до 30, от 16 до 30 градусов. При проектировании проектировщики не рассчитывали, что у нас будут такие аномальные явления».

Температура в Театре Фоменко - 24 градуса. Актеры часто просят сделать похолоднее, но диспетчер Александр Титаренко непреклонен. «Просто культурно объясняем, что делаем 24 градуса, а 23 не можем, потому что на улице 40», - говорит Титаренко.

У билетера Театра имени Моссовета Маргариты Гурьяновны Шаумян тоже ответственная миссия. Кто как не она в любую минуту может открыть двери. «Мы открываем двери, все, что только можно, но все равно не помогает», - сетует Маргарита Гурьяновна.

Жара, конечно, сказалась на посещении театра, но не сильно. Великая сила искусства, похоже, не подвластна никаким природным катаклизмам. Если верить синоптикам, милости от природы в ближайшее время ждать не стоит. Куда лучше вооружиться веером или программкой, кому как нравится, и вспомнить, что жара - это явление временное, а искусство, как известно, вечно.