06.08.2010 | 10:28

Суздаль - город-музей

О прошлом, настоящем и будущем одного из самых красивых городов страны рассказывает выставка «Возрождение Суздаля и его тревоги», которая открылась в Музее современной истории России. Публике впервые представлены уникальные архивные документы, из которых следует, что историческая и культурная ценность Суздаля далеко не всегда была очевидна для советской власти. Директорам одного из первых в стране музея-заповедника приходилось прилагать поистине героические усилия, чтобы сохранить старинные церкви и монастыри. Подробности – у «Новостей культуры».


Алиса Ивановна Аксенова полвека была директором Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Сейчас она - почетный президент. Выставка составлена по ее книге «Суздаль. XXI век». В ней – воспоминания о событиях, многие из которых сегодня кажутся парадоксальными. Скажем, в 1977 году за первую в стране комплексную реставрацию Спасо-Ефимиева монастыря заповеднику дали госпремию, а незадолго до этого Алису Ивановну чуть не выгнали с работы за то, что восстановила в монастыре колокольню, и над Суздалем разлился колокольный звон. В книге – есть и философские вопросы.

«Как революция могла так захватить? Как началось это колесо уничтожения памятников, церквей, в которых они крестились? – недоумевает Алиса Аксенова. - В феврале 1919 года началось вскрытие мощей, суздальцы опередили постановление на две недели».

Ответы на эти вопросы Алиса Ивановна активно искала в архивах самого Суздаля, в фондах музея и даже в ФСБ - их открыли только в перестройку. Тогда-то и выяснилось, что в тюрьме, в которую был превращен Покровский монастырь, заключенные микробиологи разработали вакцину против туляремии. Стали известны и фамилии тех, кто в 1933 разобрал мавзолей Пожарского. Маленький кусочек мрамора – это все, что от него осталось. Имена разрушителей сегодня никто и не вспомнит. В отличие от Василия Романовского и Алексея Варганова, первых директоров тогда еще не заповедника, а Суздальского краеведческого музея. Романовский фактически своими руками спас 5300 предметов церковной утвари, противостоял, как мог, сносу храмов, например, Афанасьевской церкви XVIII века.

«Директор Романовский боролся, убеждал, что это памятник, - говорит Алиса Аксенова, - но нужны были кирпичи на баню. Что тут поделаешь?».

В центре выставки, которая открылась в Музее современной истории России, – письмо академика Капицы секретарю ЦК ВКП(б) Маленкову о состоянии памятников Суздаля. Документ 1945 года стал известен недавно. В нем доказываются очевидные теперь вещи: Суздаль уникален, в монастырях не должно быть тюрем, а в храмах складов. Нужны музеи».

Генеральный директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника Светлана Мельникова говорит: «Меморандум не был показан, но кто-то как-то реагировал, видимо. В 1945 открылись реставрационные мастерские».

Сегодня тоже приходится доказывать ценность Суздаля. Сотрудники заповедника последние 20 лет защищают город от агрессивной застройки. На выставке представлен полный отчет о состоянии дел.

«Это наша панорама. Здесь должны были быть торговые ряды, на лугах – 90 коттеджей. Наш Суздаль должен был превратиться в Рублевку, на которой много церквей», - говорит Аксенова.

Из 34 церквей, которые были в Суздале на момент прихода советской власти, ни одна не сохранила своего интерьера. Все, что мы видим сегодня, – плод трудов и преданности реставраторов своему делу. Интересно, что благословил их на это еще Игорь Грабарь. Известны его слова. «Эти памятники явятся источником вашего благосостояния и гордости», - цитирует Светлана Мельникова. «Это, по сути, концепция культурного туризма, по которому мы живем сегодня, а сказано это было в 1928 году», - добавляет она.

Сегодня на 10 квадратных километрах Суздаля расположены порядка 300 памятников архитектуры. Это настоящий город-музей, а потому слово «возрождение» в названии выставки написано заглавными буквами. Тревоги – как дополнение и напоминание о том, что были времена, которые не должны повториться.