10.08.2010 | 11:12

Лучший Воланд и Атос. Вениамину Смехову сегодня 70 лет

«Идите в математики!», - с такой формулировкой студент Вениамин Смехов был отчислен с первого курса Щукинского училища за неспособность к перевоплощению. Через несколько лет, уже доказав свою профпригодность, он сам вдруг решил бросить сцену и работать над диссертацией о Пушкине в Институте мировой литературы. Трудно судить, лишились ли точные и гуманитарные науки выдающегося исследователя, но сегодня мы поздравляем с 70-летием замечательного актера, режиссера, писателя Вениамина Смехова. И кто знает, на что еще способен человек, который уверен, настоящая молодость приходит только с возрастом. Рассказывают «Новости культуры».

Вениамин Смехов еще 30 лет назад предвидел жаркие дни в Москве. В 1981 году он, автор сценария и всех стихов фильма-спектакля «Али-Баба и сорок разбойников», называл «Али-Бабу» «итогом разгильдяйских капустников». Однако тексты его «пародии на скучнейшую «Шахерезаду» написаны в лучших традициях персидской поэзии, в радиоспектакле участвуют лучшие актерские силы страны. В то же время фирма «Мелодия» сочла версию арабской сказки сомнительной, но пластинку записала, и, на удивление, ее тираж превысил три миллиона.

«Как он умеет обходиться с русским словом! – говорит композитор Сергей Никитин. - Он все время в какой-то игре филологической. Он в наше время продолжает гнуть свою линию и несет в окружающее пространство грамотную литературную русскую речь».

Смехов не сдавался ни тогда, когда Этуш выгонял его из Щукинского училища за профнепригодность, ни когда Любимов предлагал ему всего лишь роль Третьего бога в «Добром человеке из Сезуана». Теперь Смехова театралы называют лучшим Воландом всех времен и народов. А у массового зрителя он всегда ассоциируется с Атосом.

Алексей Бородин, художественный руководитель Российского Академического Молодежного театра, говорит: «Он - такой мушкетер-одиночка. Атос – его визитная карточка, но и там он был одиночка. То, что он пришел к такой одинокой профессии режиссера, это логично».

В 1991 году Смехова приглашают в Германию ставить «Любовь к трем апельсинам». Потом в Израиль и в Америку. В последние годы Смехову-режиссеру, сегодня больше работающему в Европе, чем в России, удалось невозможное: в РАМТе он поставил «Самоубийцу» Эрдмана, пьесу, которую не дали ставить ни Станиславскому, ни Мейерхольду, ни Любимову, ни Плучеку, которую с 1990-х годов уже считали неактуальной.

«Для него Эрдман – это вообще все. Он с ним дружил, знал его. Он был его старшим другом и знал все его интонации, - говорит Алексей Бородин. - И в этом прозаическом произведении он учуял эрдмановскую интонацию – почти как белый стих».

Жадный до новых знаний, хорошей литературы и впечатлений, он всегда требовал того же от своих детей.

«Он не очень любил, когда мы смотрели телевизор, - говорит дочь Вениамина Смехова, актриса Алика Смехова. - И, конечно настаивал, чтобы читали определенные книжки». Алика периодически участвует в проектах отца. «12 танго» - новая литературная композиция, придуманная Смеховым к собственному юбилею.

«Папа нашел замечательные танго польских композиторов 30-40 годов и придумал оригинальные тексты – "Январь", "Февраль", "Март" и так далее. Я это все исполняю, он тоже, плюс читает стихи Мандельштама. Получилась замечательная литературно-музыкальная композиция», - рассказывает Алика.

Эту композицию Смеховы планируют показать в Доме музыки 1 ноября.