10.08.2010 | 15:01

Новые проекты для Новой Голландии

Петербургская Новая Голландия – это уникальный памятник промышленной архитектуры эпохи раннего классицизма. Точнее, он был таковым, пока власти города не объявили в 2004 году конкурс на лучшее архитектурное решение по использованию зданий и помещений комплекса. Выиграл конкурс британец Норманн Фостер, но его версия с Дворцом фестивалей, торговыми площадями и прочими монументальными бизнес-радостями больше не актуальна. Новую Голландию ждет еще один конкурс. На этот раз не архитектурный, а инвестиционный – то есть без конкретного проекта. Петербургские журналисты увидели Новую Голландию впервые после долгого перерыва, в течение которого вход на проблемную территорию был запрещен. Рассказывают «Новости культуры».

Новая Голландия – словно пациент, которого держат в больничном коридоре в ожидании места в палате. Смесь отчаяния от терзающего недуга и надежды если не на выздоровление, то хотя бы на ремиссию. Предыдущий инвестор поступил с ней хирургически жестко: снес несколько зданий начала ХХ века, чтобы построить подземный паркинг. Теперь там гигантская плешь. Согласно экспертизе, рекомендуется оставить часть тех объектов, от которых инвестор все же избавился. О них можно судить только по фотографиям. Это опытовый бассейн и лаборатории, где работали Крылов и Менделеев, а также здание радиостанции. Это не архитектурные шедевры, здания без охранного статуса, но ведь важна сама среда, которую они дополняли своими краснокирпичными боками. Состояние построек было превосходным, не говоря уже о старинных лестницах, мозаичных полах.

«Эти элементы не ценные, они не представляют какой-то особенной ценности. Это элементы старины, которые уходят, вот и все. Так же, как жалко, когда уходят родственники, умирают, и мы о них жалеем. А почему мы не плачем по этому? Это наши родственники», – считает архитектор НИИ «Спецпроектреставрация» Артем Конов.

Конкурс объявят инвестиционный, а не архитектурный. Известно, что новых дворцов фестивалей не будет, зато одобрено строительство паркинга и иных подземных сооружений. Впрочем, Новая Голландия – изначально незавершенный проект. Сохранились чертежи Саввы Чевакинского XVIII века. Он собирался построить еще один склад вдоль Адмиралтейского канала. Тогда это был бы не комплекс, а целый ансамбль. К такому варианту вернулись было в XIX веке, но, очевидно, помешала Крымская война. Сегодня снова появился шанс. 

Те склады, что устояли, представляют собой грустное зрелище. На одном из корпусов так и болтается рваным парусом защитная сетка. У соседнего и вовсе продавлена кровля. Вход внутрь запрещен из соображений безопасности. Когда три года назад у инвестора закончились деньги, работа встала в одночасье. Для памятника это еще хуже, чем если бы его вообще не трогали.

«Памятник устоялся, он представляет из себя руины, но эти руины сцементированы временем, корнями, грунтами, птичьими гнездами. Стоит только это все очистить и забросить, и процесс разрушения пойдет во сто крат быстрее», – заверяет Артем Конов.

К слову, аварийный памятник можно и вовсе снести. Очаровательное здание кузницы дышит на ладан. Самая крепкая из всех построек – пожалуй, Арестантская башня. Бывшая тюрьма, потом флотский штаб. В нишах стен чудом уцелели дымоходы, на полу первого этажа под советским паркетом сохранилась мозаика.

В Арестантской башне инвестор успел рачистить стены. Сняли слои штукатурки, краски, гипсокартон, за которым открылась потрясающая фактура. Красный кирпич, изящные пролеты. Коридоры и комнаты – бывшие камеры – тянутся анфиладой в форме кольца. Это фактически готовый музей.

Новую Голландию хочется сохранить именно такой: тихим островом в суетливом центре города, с ее особой атмосферой. Аукцион объявят в конце августа-начале сентября. Концепция прежняя: культурно-развлекательный центр, возможно, с гостиницей. Проект может появиться уже к зиме. Как раз пройдет шесть лет с того момента, когда комплекс с пафосом передали от военных к гражданским. А судьба острова по-прежнему будет зависеть от платежеспособности нового инвестора для совсем уже не Новой Голландии.