16.08.2010 | 10:58

Московская оперетта открыла новый - 84-й - сезон

Театр «Московская оперетта» открыл 84-й сезон. В репертуарных планах коллектива - новые версии «Марицы» Кальмана и «Орфея в аду» Оффенбаха. Однако пятьдесят процентов запланированных показов отданы мюзиклу «Монте-Кристо». Почему классическая оперетта – один из любимейших некогда жанров – в последние годы вынуждена довольствоваться ролью «бедной родственницы» мюзикла, попытались выяснить «Новости культуры».

Много шума из небольшой и обязательно веселой истории. В конце все обязательно поженятся или помирятся, или станут обладателями фантастического наследства. В общем, хэппи-энд. Оперетту с удовольствием и легко смотрели и даже обожали, а потом – также легко отказали ей в будущем. Американский исследователь Ричард Траубнер еще в 70-х годах прошлого века написал: «Мы будем вспоминать оперетту с большой нежностью, вспоминать, но уже не будем никогда создавать», - цитирует композитор Александр Журбин.

Сам Александр Журбин оперетты не создает. Романтические оперы, поэмы, проще говоря, мюзиклы. Говорит, это интереснее. Интеграция материала – музыкального, словесного, хореографического, сценографического – в мюзикле гораздо выше. В оперетте герой вышел, спел арию, поговорил, станцевал, потом следующая ария и все по кругу. Шик, блеск, красота. Все, как и было заложено в оперетте при ее рождении в XIX веке. Балованное дитя – любимая игрушка аристократов. Мюзикл, возникший в то же время, - это порождение народа, им же и любимое.

«Фермеры продавали своих животных, скотину, свои земли и вкладывались паями в первые мюзиклы, ставшие классикой», - рассказывает музыкальный критик Лейла Гучмазова.

Пока оперетта шиковала благодаря Оффенбаху, Штраусу, Легару и Кальману, осваивая европейские сцены, создатели мюзиклов не упускали ни одной из новинок массовых жанров. Однако в Советском Союзе проблемы мюзикла до поры до времени были неинтересны. Оптимизм и радость - за это оперетты были любимы вождями и востребованы народом. Особенный успех выпал на долю кинооперетт. Например, «Свадьба в Малиновке» - экранизация одноименной оперетты Бориса Александрова – стала лидером проката 1967 года. Фильм посмотрели около 75 миллионов зрителей.

Музыкальный критик Лейла Гучмазова говорит: «Получилось, если отбросить идейную составную, вполне народная площадная вещь. Она могла бы трактоваться и как мюзикл. И если из нее вычесть фольковые мотивы, это вообще интересная штука получается».

Но постепенно интерес к опереттам начал угасать. Композиторы оперетты не пишут. Директор Государственного академического театра «Московская оперетта» Владимир Тартаковский признается: «Их, к сожалению, немного внятных, вменяемых, кто знает жанр. Желающие есть, но то, что приносят, страшно иногда».

Некоторые композиторы вовсе утверждают страшное. Журбин говорит: «Оперетта, скажем ясно и прямо, просуществовала до середины прошлого века и умерла. Настанет момент, когда традиционные театры оперетты будут ставить только мюзиклы».

Композиторы моложе уверяют, что это еще вопрос, что интереснее - мюзиклы или оперетты. Хотя за последние несколько лет ни один из выпускников композиторского отделения Московской консерватории не написал ни одной оперетты.

«Мюзикл – это все-таки какой-то, к сожалению, фабричный продукт, который выпускается ровно в таком количестве, который может потребить и съесть публика, - считает композитор Алексей Сюмак. -  Оперетта – более тонкий и сложный с точки зрения подачи материал».

Молодые режиссеры говорят, что оперетта – это неинтересно. Но при этом берутся за постановки. В прошлом сезоне не поклонник оперетт Василий Бархатов поставил в Большом театре «Летучую мышь» Штрауса. «Рассматривать это как какой-то сценический язык, с помощью которого можно что-то рассказать, чем-то поделиться, что-то передать, не дай Бог. Мне кажется, оперетта – не лучший для этого способ», - говорит режиссер Бархатов.

Самыми большими оптимистами на этом фоне выглядят артисты Театра оперетты. Они выдают в среднем по две премьеры в год, модернизируя классические спектакли Кальмана и Оффенбаха. Мирятся с дорогостоящим, но и дорого продающимся мюзиклом «Монте-Кристо», который соседствует в репертуаре со спектаклями, в которых они заняты. И свято верят в будущее оперетты. «Жанр, у которого есть прошлое, у него есть и будущее», - говорит народный артист России Герард Васильев. Правда, пока это будущее видится невыносимо легким. Слишком много шума из небольших историй.