16.08.2010 | 12:38

Юлиана Рогачева: джаз – как одна большая семья

Игорь Бутман продолжает знакомить поклонников джаза со звездами фестиваля в Монтре. На этот раз он представил публике молодую певицу Юлиану Рогачеву. С берега женевского озера она привезла сразу две награды. Рассказывают «Новости культуры».

О том, что она вошла в тройку финалистов конкурса в Монтре, а потом еще и получила вторую премию и приз зрительских симпатий, Юлиана Рогачева узнала из уст легенды джаза Квинси Джонса. Кроме того, на берегу женевского озера сбылась еще одна давняя мечта певицы: она попала на концерт знаменитого пианиста Херби Хэнкока.

«Я об этом давно мечтала, очень его люблю. Если честно, когда сидела в аудитории Стравинского, там огромный прекрасный зал. Самое хорошее, что участникам конкурса давали хорошие билеты. Сидела в партере, смотрела на Херби Хэнкока и не могла поверить, что нахожусь в Монтре», – признается Юлиана.

В Монтре она оказалась самой молодой участницей конкурса. Ей всего 22. Из них чуть больше половины уже отдано джазу.

«Начала я не с джаза, с детских песен. Благодаря конкурсу "Утренняя звезда", где я впервые исполнила джазовую песню, я поняла, что хочу заниматься джазом», – говорит она.

Потом были Эстрадно-джазовый колледж, Академия имени Гнесиных, стажировки в Америке, не заставили себя ждать и первые успехи – выступления с российскими джазовыми легендами: Анатолием Кроллом и его оркестром, Алексеем Козловым и его ансамблем «Арсенал», а также премия «Триумф». 

«После конкурса в Монтре, когда я занималась по двадцать четыре часа, я сделала перерыв, чтобы аппарат отдохнул. Но не могу просто молчать. Все время хочется петь», – замечает певица.

Юлиана предпочитает исполнять джазовый мэйнстрим, но стремится осваивать и что-то новое.

«Стараюсь писать свою музыку. Это длительный процесс, он требует времени и вдохновения. Но мне очень хочется выразить себя в своей музыке», – добавляет она.

Джаз – это одна большая семья, считает Юлиана Рогачева, но предпочитает выступать со своими музыкантами. Они хорошо понимают друг друга. Перед концертом обменялись лишь несколькими словами – времени на настоящую репетицию не было. А чем меньше репетиций, тем больше импровизации, без которой, как известно, и джаз не джаз.