18.08.2010 | 13:09

Жаркая пора для Холодных бань

Как известно, в Царском Селе есть так называемые Холодные бани. В эти дни для них наступила жаркая пора. За знаменитые Агатовые комнаты наконец-то взялись реставраторы. Это строение пощадила война, но время было беспощадным. Корпусу предстоит глобальная внутренняя реставрация. Самая сложная часть работ связана с укреплением уникальной облицовки из натурального камня. Рассказывают«Новости культуры»
 
«Терем, Олимпу равный, где камни горели, как тучи звезд» – такими пафосными словами Гавриил Державин, стремившийся восславить заказчицу этого сооружения, описывал царскосельское чудо шотландца Камерона. Комплекс Холодных бань, повторяющий архитектуру римских терм, и знаменитые Агатовые комнаты. Екатерина хотела, чтобы вся Европа заговорила о ее резиденции, и Камерон справился с поставленной задачей.
 
«Это совершенно беспрецедентная работа, ничего подобного в мире не существовало. Да, облицовывали стены дворцов, отделывали внутри, но это был мрамор, а не такой природный камень», – поясняет директор царскосельской янтарной мастерской Борис Игдалов.
 
Комнаты, облицованные природным камнем, носят название агатовых, но в этом есть одна неточность. Во времена, когда отечественная минералогия переживала период становления, мясным агатом называли яшму, которую добывали на Уразовском месторождении в Башкирии. Красный камень с белыми прожилками впервые использовался для оформления интерьеров.
 
«Идея отделать интерьеры природными уральскими камными существовала еще у Елизаветы Петровны, но это труднейший для обработки материал, второй после алмаза. Из него делали маленькие поделки на стены», – рассказывает старший научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царское Село» Ирина Степаненко.
 
Царскосельская легенда повествует о первой реакции Екатерины на работу фонтанирующего идеями шотландца. Императрица воскликнула: «Красиво, но как дорого стоит!». Каждая деталь интерьера прорабатывалась архитектором в десятках эскизов. В отделке использовалось три вида яшмы: уразовская, кашкудинская и калканская.
 
Во время войны в Холодных банях располагался немецкий офицерский клуб и конюшня. Большой дворец, находящийся неподалеку, дважды горел, но корпус Камерона как будто спрятался под огромным колпаком. Сегодня там говорят исключительно о научной реставрации, никакого новодела и воссоздания. Первый этап – антиаварийный. Лепнина над сводами Агатового кабинета за 220 лет золотилась четырьмя разными способами.

«Каждый новый сантиметр готовит нам сюрпризы. Процесс обучения реставратора бесконечен, до конца дней учиться можно», – замечает художник-реставратор Наталья Фомичева.

В одной из главных загадок комнат состав мастики, удерживавшей в течении  двух столетий каменную облицовку, определяли специалисты комитета по охране памятников. Сейчас стены из яшмы похожи на тело пациента, подвергаемого болезненной, но необходимой процедуре.

«Там, где все помечено белыми точками, это пустоты. Я все это простучал, пометил, и начали шприцевать раствором из ацетона, спирта, скипидара, воска и мастика», – поясняет художник-реставратор по камню Александр Соловьев.

Характер и объем утрат предполагает замену части пластин из полудрагоценных камней. За десять лет по инициативе бывшего директора заповедника Ивана Саутова для Агатовых комнат было закуплено около тонны материала.

2010 год – юбилейный для Царского Села – может стать переломным для комплекса Холодных бань и Агатовых комнат. Крупная российская компания заинтересовалась судьбой этого шедевра. Детали переговоров держатся в секрете, но есть шанс, что начавшийся реставрационный процесс будет продолжен и приведет к возрождению еще одной Царскосельской легенды.