19.08.2010 | 13:04

"Коппелия" – старая сказка на новый лад

В столице продолжается фестиваль «Лучшие балеты в "Новой Опере"», где Наталия Касаткина и Владимир Василев представляют популярные спектакли своего Театра классического балета. За «Жизелью», которая открывала фестиваль, последовала «Коппелия» – история любви юноши к механической кукле, мрачноватая мистика на сюжет Гофмана и музыку Делиба. Эта история вдохновила массу интерпретаторов, но Касаткина и Василев окрасили старую сказку в свежие тона. Как и все балеты фестиваля, «Коппелию» сопровождал симфонический оркестр театра «Новая Опера». Рассказывают «Новости культуры».

Они больше года танцуют этот балет и даже не рассчитывают время до начала спектакля, так как чувствуют поминутно. На премьере их танец был эскизом, а теперь это законченная картина. 

В марте 2009 Театр Классического балета показал «Коппелию» на несколько дней раньше, чем свою версию этого же балета представил главный театр страны – Большой.

«Никакого соревнования. Это абсолютно случайно. Просто у нас несколько спектаклей по Гофману, одному из любимых авторов», – поясняет Владимир Василев.

Механическая Копеллия в этом спектакле не просто бездушная кукла-автомат, марионетка в руках своего мастера. Она напоминает робота из сверхсовременной научной лаборатории. Остальные жители этого кукольного царства похожи на французские фарфоровые статуэтки.

В хореографии акцент сделан не на традиции Мариуса Петипа, с его широкими, размашистыми движениями, а на приемы, которые внедряли французский балетмейстер Сен-Леон и итальянский танцовщик-виртуоз Чеккетти. Особое внимание уделялось жестам, которые артисты балета отрабатывали специально.

«У нас принято делать один широкий жест, а во Франции он другой. Нужно было научить их низко опускать руки. Я все время говорила: "Сделайте это по-французски". Непросто было», – признается Наталия Касаткина.

За кулисами говорят, что этот спектакль поставлен на Владимира Муравлева – победителя международного конкурса «Фестиваль искусств» в Соединенных Штатах Америки. Коппелиус в его исполнении – вовсе не страшный изобретатель-алхимик. Скорее он похож на доброго сказочного авантюриста.

«Я как драматический актер здесь себя проявляю. Глаза, жесты, взгляды, движения на основе классического балета», – замечает Владимир.

Финал новеллы Гофмана «Песочный человек» трагичен, в либретто «Коппелии» – наоборот, неверный жених и его изобретательная невеста находят свое счастье. Опираясь на традиции французских предшественников, в театре классического балета под управлением Касаткиной и Василева выстроили свою сюжетную линию и предложили свой финал. Над ним вслед за московскими зрителями будут размышлять балетоманы Мадрида, где скоро покажут «Коппелию».