26.08.2010 | 10:40

Новая парадигма архитектуры

Хороший архитектор должен сочетать в себе инженера и поэта. Те, кому это удается, представляют свои работы на архитектурной биеннале в Венеции. Самый престижный смотр новейших тенденций современного зодчества стартует 29 августа, но российский павильон откроется уже сегодня. Тему архитектурной биеннале – 2010 «Люди встречаются в архитектуре», предложенную японским куратором Кадзуо Седзима, российские участники форума поняли по-своему. Они решили очеловечить старые индустриальные здания в провинциальных городах. Подробности сообщают «Новости культуры».


Архитектуре аттракционов пришел конец. Время арх-веселья и арх-гламура закончилось. Если раньше архитектурные объекты, чтобы привлечь к себе внимание, просто обязаны были быть зрелищными, дорогими, рассчитанными на массовый туризм, то сейчас изменилась сама парадигма архитектуры. На повестке дня – экологические проекты, дешевые, незаметные, минимально потребляющие энергию.

Куратор Российского павильона Григорий Ревзин говорит: «Как европейская архитектура отреагирует на это изменение? Очень сложно же сделать светскую жизнь вокруг чего-то незаметного. Это загадка и это интересно».

Загадкой остается реакция не только европейских, но и российских архитекторов. Концептуально-социальный проект «Фабрика Россия» презентовали еще ранней весной, но так и увезли в Венецию, не показав. Рассказали только, что куратор проекта Сергей Чобан предложил четырем архитекторам сосредоточить свое внимание на городе Вышний Волочек. Он расположен между Москвой и Санкт-Петербургом. Поэтому над проектом работали по два архитектора из этих городов - Никита Явейн, Сергей Чобан, Владимир Плоткин и Евгений Герасимов. Автор скандально известного дома на Мосфильмовской Сергей Скуратов заинтересовался проектированием и восстановлением центра Вышнего Волочка. «Сейчас это коровьи пастбища, и новую архитектуру мы себе позволили в центральной части, на этом большом острове», - признается Скуратов. «Здесь мы и строим культурный центр - с театрами, ресторанами, музеями, лодочной станцией, пляжем», - продолжает он.

Остальные архитекторы получили в свое распоряжение, пока, правда, бумажное, четыре неработающие фабрики. «Они довольно красивы, - говорит Григорий Ревзин. – И они для городов создают городской масштаб. Память о том, что это город, - она в этой фабрике. У нее высота, плотность и при этом она – руина. Она брошена, в ней ничего не происходит. Это, конечно, очень депрессивно влияет на городскую среду. И кажется, что все - безнадега».

Сейчас по всей России тысячи неработающих фабрик. На Западе уже давно решили эту проблему, как, не разрушая, пусть и непростым движением руки, превратить фабрики, например, в галереи. Экологично и логично. Современному искусству вполне комфортно в огромных индустриальных пространствах без выраженных эстетических претензий. Один из лучших примеров – музей «Тейт-Модерн» в Лондоне.

Директор Музея архитектуры им. А. Щусева Ирина Коробьина рассказывает: «Когда Херцог проектировал реконструкцию бывшей электрической подстанции, она находилась в маргинальном районе, в достаточно криминогенном, не лучшем уголке Лондона. После того, как проект был реализован, сейчас это самая люксовая территория».

«Вообще, мне кажется самым главным на реконструкции объекта не просто его вычистить, но и придать ему архитектурный облик. Основная задача – внести туда жизнь», - считает архитектор Наринэ Тютчева.

Бюро архитектора Наринэ Тютчевой расположено тоже не в простом месте, а в здании XVII-XVIII веков в Кадашах. Там находилось ткацкое производство.

Внимательно отреставрировав вотчину ткачей, Тютчева оставила как есть высокие сводчатые потолки, большие пространства. Каким родился, таким и пригодился. Так, перефразировав поговорку, можно сказать и о центре современного искусства «Гараж». В 1927 по проекту Константина Мельникова построили Бахметьевский гараж для английских автобусов «Лейланд». В 2008 гараж открылся для всего современного искусства. В 2001, когда начиналась его реставрация, о современном искусстве и речи не было. Гараж постепенно разбирали за ненадобностью. Это до сих пор удивляет архитектора Юрия Воронцова, сделавшего на основе постройки архитектора Мельникова комплекс, в который вошли музей, школа, религиозный центр. Воронцов говорит: «Для меня было чудовищно и непонятно, что эти здания не стояли на охране как памятники архитектуры».

Это было 10 лет назад. Осознание того, что фабрики – это тоже документы времени, такие же памятники архитектуры, как храмы, дворцы, пришло недавно. Как и понимание того, что не обязательно все разрушать до основания, а затем… Можно и сразу строить - из большого малое. Правда, авторы российского проекта, который представлен в Венеции, считают, что для города важны не только музеи, а жилье, детские сады, больницы. Весь этот комплекс жизненно необходимого городу вполне могут вместить в себя четыре фабрики в Вышнем Волочке.