05.08.2017 | 10:09

Интервью с Владимиром Федосеевым

5 августа 85-й день рождения отмечает Владимир Иванович Федосеев – дирижер, педагог, профессор, художественный руководитель и главный дирижер Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского, народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР и Государственной премии РСФСР имени М.И. Глинки.  А в канун юбилея наш корреспондент взяла эксклюзивное интервью у Владимира Ивановича.

К. - Как строятся отношения в Большом симфоническом оркестре, которым Вы руководите столько лет (с 1974 года - прим. корреспондента)? Как Вы находите общий язык с музыкантами?

В.Ф. - Есть дирижеры-диктаторы. А я не диктатор. Нахожу какие-то «любовные» связи между собой и музыкантом, строю дружеские отношения, помогаю молодым раскрыться, потому что не каждый талантливый музыкант, который приходит в оркестр, сразу раскрывается. И вот моя задача – помочь ему раскрыть свой талант. Он постепенно приобщается и становится членом этого замечательного «семейного» оркестра.

К. - Есть ли у Вас «любимчики» среди музыкантов оркестра?

В.Ф. - Кто хорошо играет, того и люблю. У нас концертмейстер замечательный, который прошел школу первых скрипок с последнего пульта и стал концертмейстером. Знаете, какой звук у него? Он когда играет соло, можно сразу его отличить. Вообще оркестр наш звучит особенно, его можно узнать «по почерку». И это не только я говорю, даже на Западе многие люди выделяют звук нашего оркестра: певческий, теплый, глубокий. Это была цель всей моей жизни – достичь собственного красивого звука, который поет, как голос человеческий. По-моему, мне это удалось.

К. - Вы преподаете. Видите ли среди молодых своего преемника?

В.Ф. - Пока нет, но я ищу того, кому смогу передать свои знания, свою любовь к дирижерскому искусству, но вот пока не очень успешно. Я веду мастер-классы в консерватории, в Академии имени Гнесиных. Хочу видеть молодых и талантливых дирижеров. Но с этим, к сожалению, трудновато. Ведь дирижёрская профессия - это, прежде всего, профессия. И она исчезает. Многие считают, что можно дирижировать без приобретения профессии, как музыкант. Мол, если читаешь партитуру и сам играл, пытайся дирижировать. Иногда случается, что хорошие дирижеры выходят из музыкантов. Тот же Артуро Тосканини: он играл на виолончели и вдруг стал гениальным дирижером. Но это редкий случай. Все-таки дирижерскому искусству надо учиться.

К. - Вы дирижируете не только оркестром, но и оперой. Какая из поставленных опер наиболее любима Вами?

В.Ф. - Любимая опера – «Пиковая дама» Петра Ильича Чайковского, которую я ставил и на Западе, и в России. Сейчас очередная постановка – в «Геликон-опере». Это лучшая опера в мире, я считаю. Все там есть. Если даже убрать пушкинский текст, все будет понятно через музыку. Музыкальная драматургия такова, что без текста можно понять, о чем она. Это опера очень трудна с точки зрения раскрытия. Для меня это та опера, к которой всегда нужно искать подход. Необходимо чувство меры, чувство выражения. Она всегда дается мне сложно, и каждый раз я заново подхожу к ее прочтению.

К. - Владимир Иванович, расскажите про свои творческие планы.

В.Ф. - У меня очень много планов. Весь год я посвятил Бетховенскому циклу. Я буду играть все фортепианные концерты и симфонии Бетховена с лучшими молодыми пианистами нашей страны. Это шикарный проект, потому что Бетховена сыграть не так легко. Кроме того, сейчас я везу «Евгения Онегина» в Токио. Впервые «Евгений Онегин» появится в Японии. И представит его наш БСО. Еще одна интересная работа - с Пражским хором, который приедет в Москву. Это тоже грандиозный проект, так как Пражский хор славится во всем мире. В «Геликон-опере» я буду делать «Пиковую даму», обновлять ее, потому что у них в репертуаре сокращенный вариант с малым составом. Еще одна новая работа, которая прежде не была представлена в России, - опера «Любовь трех королей» Итало Монтемецци, американо-итальянского композитора. В Москве она будет представлена впервые.

К. - У Вас огромное количество интересных знакомств. Какие личности оказали наибольшее влияние на Вас?

В.Ф. - На меня гигантское влияние произвел Георгий Свиридов, его встреча со мной, наша дружба. Он был рядом со мной, и я многое познал именно от него. Еще один человек - Евгений Мравинский, который меня первым благословил и пригласил в свой оркестр, когда я был еще мальчишкой. Большую роль в моей жизни сыграл Тихон Николаевич Хренников. Он возглавлял Союз композиторов. Мы с ним много общались. Он всегда замечал талантливую молодежь вокруг меня и советовал мне: «Пригласите вот этого, присмотритесь к этому». Он был замечательный человек. И, конечно, Карлос Клайбер, который всегда для меня являлся самым высоким идеалом служения дирижёрскому искусства. Он когда услышал запись моей «Снегурочки», разыскал меня, очень хотел познакомиться. Потом бывал на моих репетициях в Вене. Такие встречи имеют очень большое значение.

К. - Удается ли Вам отвлечься от работы или музыка не отпускает Вас даже на отдыхе?

В.Ф. - У меня расслабиться не получается. Даже когда я отдыхаю, я беру много партитур с собой. Я люблю проводить время в деревне. Вот я смотрю на природу русскую, и это потрясающее влияние. Я вижу все это в музыке. Поэтому для меня Россия – это «лирическая величина», как называл ее Георгий Свиридов. Все начинается с любви к природе, к друг другу, к традициям, к России. Люблю Россию, хочу, чтобы она пела! На сене, в лесу, на поляне я сижу с партитурами и рождаю свои новые замыслы для следующего сезона. Отдыхать поэтому некогда, вся жизнь - это поиски, утверждение проделанной работы. Я перелистываю в тысячный раз партитуры и вдруг вижу: что-то не доделал, что-то не донес. И это бесконечный процесс. В этом есть счастье дирижера. 

Телеканал «Россия К» приурочил к его юбилею показ программы «Монолог в 4-х частях» (31 июля-3 августа, 21:25) и концерт БСО им. П.И. Чайковского «Ромео и Джульетта» (5 августа, 13:55).