30.08.2010 | 12:13

АБС - код фантастики

Чтения памяти Аркадия Стругацкого, круглый стол «Русская фантастика и романтизм», литературная премия «Филигрань» - вот только несколько событий, которые в минувшие выходные посвятили 85-летию со дня рождения известного писателя.

Название премии весьма символично. Основной критерий выбора лучшего произведения – его литературное совершенство. Жюри из 15 критиков, регулярно публикующих статьи и рецензии на сочинения российских фантастов, присуждает награды в трех номинациях – за роман, повесть и рассказ. Работы номинантов это фэнтези и современная авторская сказка, научная фантастика и мистика. Среди тех, чей стиль признан «филигранным» в этом году – Марина и Сергей Дяченко, Олег Дивов, Сергей Алексеев, Дмитрий Федотов. Эдуард Геворкян получил премию за повесть «Чужие долги». Рассказывают  «Новости культуры».

Современные фантасты разрабатывают идеи, которыми сполна насытили литературное поле братья Стругацкие. Когда-то в романе «Хромая судьба» они описали устройство «изпитал» – «измеритель писательского таланта». Воображаемый прибор засекал НКЧТ – «нивероятнейшее количество читателей текста». В случае братьев-фантастов этот показатель очень высок. Фантастика Стругацких, гуманистическая и философская, оказалась сильнее времени. 

Братья Стругацкие - неразрывное единство, тандем АБС. Но биографии-то разные. Младший – Борис, живет в Петербурге, руководит семинаром писателей-фантастов. Аркадий – старший – жил и умер в 1991 году в Москве.
Писатель Антон Молчанов (Ант Скаландис), говорит об Аркадии Стругацком: «Он начинал это все, это его была идея – начать писать всерьез».
Аркадий и начал, сам – не с Борисом – повестью об испытании водородной бомбы - «Пепел Бикини». На тот момент он – переводчик с японского (между прочим, Кобо Абэ и Рюноске Акутагаву на русский перевел именно он), выпускник Военного института иностранных языков набора военного 1943, служит на Камчатке. Оттуда, с Камчатки – военная романтика, знание армии и армейских порядков.

Филолог и астроном, экстраверт и интраверт, такие разные, но все же братья-соавторы – с конца 50-х они пишут вместе. От оттепельного оптимизма – когда понедельник начинается в субботу, потому что очень уж интересно работать, и соцреалистической «борьбы хорошего с лучшим» – они переходят к сюжетам, где человеку мыслящему приходится выбирать между плохим и очень плохим вариантами существования. Ведь иного выбора реальность, пусть даже и фантастическая, не предлагает.

В копилке Владимира Гопмана фэнзины, выпущенные в Абакане, Саратове, Владимире и Волгограде. Клубы любителей фантастики – их в 70-е – 80-е было более 200, и все кто в них состоял, зачитывались Стругацкими.
СНХР Владимир Гопман, писатель
«Книги копировали, переписывали от руки, сами рисовали иллюстрации, я и сам помню, как в Ленинке переписывал от руки «Улитку на склоне» - полторы недели», - вспоминает теперь писатель Владимир Гопман..

Георгий Гречко, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, до сих пор помнит, как охотились за книгами Стругацких и до сих пор удивляется – почему-то в Актюбинске можно было купить их книги.
Есть космонавты, которые берут с собой в космос Библию, Георгий Гречко в свой первый полет взял «Трудно быть богом».
«Меня поразила эта мысль, что самые невозможные технические достижения не могут провоцировать социальные изменения в обществе недоразвитом», - говорит космонавт. Для советского космонавта 1975 года мысль, в общем-то, крамольная.
Диагноз «внутренняя эмиграция», причина – Стругацкие. Ни советские, ни антисоветские, они учили думать и сохранять человеческое достоинство внутри системы.

Александр Гаррос, писатель, так формулирует для себя главное: «У Стругацких есть главная магистральная тема – как человек ведет себя под давлением».
Писатель Гаррос совсем другого поколения, чем космонавт Гречко. Но и он воспитывал на Стругацких свои воображение, ум и характер. Антиутопия «Хищные вещи века», как оказалось, готовила к жизни в нулевых: «Едкая характеристика общества потребления была дана Стругацкими, когда Брет Истон Эллис и Чак Паланик еще писали в памперсы».

Стругацкие вдохновляли самых интеллектуальных режиссеров. По «Пикнику на обочине» снял своего «Сталкера» Андрей Тарковский, «За миллиард лет до конца света» - в основе «Дней затмения» Александра Сокурова. Еще чуть- чуть и мы увидим фильм Алексея Германа по роману «Трудно быть богом». Конфликт не теряет актуальности.

Их «эзопов язык», их морализаторство может кого-то и раздражали в 90-е, но сегодня заметно, что они по-прежнему с нами на корабле современности.