06.09.2010 | 15:36

"Прокляты и убиты" – премьера в МХТ имени Чехова

Эту постановку столичные театральные критики заочно признали «настоящим поступком». Московский Художественный театр показал первую премьеру нового сезона – «Прокляты и убиты» по одноименному роману Виктора Астафьева. В 1995 году публикация этой книги вызвала в обществе бурную полемику. Непривычно жесткое и натуралистичное повествование об «изнанке» войны одни называли «текстом-травмой», другие сравнивали с «Войной и миром». Рассказывают «Новости культуры».

 

Групповой портрет поколения жертв и опыт коллективной памяти. Виктор Рыжаков поставил хоровой спектакль с подзаголовком «Несостоявшийся концерт».

«Видите, тут у нас сцена, там будет занавеска. Так военно-полевые концерты в то время проходили», – показывает актер Павер Ворожцов.

Лирико-героическая тональность песен войны – привычная риторика праздничных концертов в честь очередной годовщины Великой Победы. Роман Виктора Астафьева и спектакль Виктора Рыжакова совсем не об этом. «Прокляты и убиты» – книга жесткая, антивоенная. В ней нет героики, но есть описания голода, боли, страха и несправедливости. Прямые и натуралистичные. «Тот, кто врет о войне прошлой, приближает войну будущую», – считал писатель. Астафьева до сих пор не услышали, считает режиссер.

«Зачем о войне, ведь так больно, страшно, и сто раз уже говорили? Я не знаю, больно ли, страшно, я ее не пережил. Но я знаю, что это важно и очень нужно», – заверяет Рыжаков.

Это массовый мужской спектакль. Двадцать один актер, всего одна актриса, и все молодые. Полгода работали в режиме «студийности». Практику проходили в действующем полку.

«Сказали щетку взять, зубную пасту, а мобильный не брать. И с одним пакетиком нас туда отправили», – рассказывает актер Николай Сальников.
 
Один Азамат Нигманов в актерских сборах участия не принимал. Ему осталось три месяца до дембеля, он служит сейчас в Театре Армии. Опыт армейский, опыт дисциплинарный, опыт войны необходимо переосмысливать, проговаривать и показывать. На этой сцене актеры выступают за всех свидетелей ХХ века. На них надвигается поезд братьев Люмьер, они же старики-ветераны и призывники 1942 года, попавшие в «чертову яму» – резервную сибирскую часть. Они поют о хрупкости жизни и рассказывают о горькой радости: «Пить, гулять будем, а смерть придет –  отдыхать будем...». Они спят под цирковую поступь пропаганды: «Здесь, на берегу великой русской реки, он найдет свою гибель...».

И плач, русский плач. «Прокляты и убиты» – коллективная тризна. Под занавес поют вальс «На сопках Манчьжурии». Астафьевский «веселый солдат», которому «так хочется жить», поет песни по приказу и в минуту, когда сказать уже нечего. По канве этих солдатских умолчаний и построил режиссер Виктор Рыжаков свой спектакль-концерт.

Читайте также:
МХТ представил первую премьеру сезона