07.09.2010 | 11:28

Археологические раскопки в Бородине: впервые с 1812 года

198-ю годовщину Бородинской битвы отмечает сегодня Россия. Нынешним летом на поле, где состоялось крупнейшее сражение Отечественной войны 1812-го года, впервые начались археологические раскопки. Они проводятся на территории, где находился деревянный Путевой дворец Николая Первого, построенный к 25-летию Бородинской битвы – и предшествуют реконструкции дворцово-паркового ансамбля. Исследуют и территорию рядом с дворцом, где была расположена усадьба Александры Бегичевой - сестры Дениса Давыдова. Рассказывают «Новости культуры».

 

Деревянный путевой дворец Николая Первого стоял на этом месте – недалеко от нынешнего въезда в музей. Из парка открывался роскошный вид на батарею Раевского. Сохранились фотографии. В 41-м дворец сильно пострадал, в нем был госпиталь, а потом его остатки разобрали.

24 августа 1812-го года 106 полк Евгения Богарне нанес первый удар по Бородино. Всю его тяжесть приняла на себя усадьба Бегичевых. Она была полностью уничтожена. Здесь погибли восемьсот человек.

Комплексные археологические изыскания здесь, как и вообще в окрестностях Бородина, не проводились никогда. Оказалось, что место, известное с XVI века, хранит наслоения разных эпох. Траншеи Великой Отечественной и даже остатки землянки с печкой. Темный слой почвы – это след дославянской поры. Но самое главное, был обнаружен усадебный овин, который оказался санитарным захоронением. Таких, по мнению археологов, может быть найдено в Бородине еще великое множество.

«После Бородино – десятки тысяч не погребенных солдат и лошадей здесь лежали. После отступления французов вышел приказ - убирать их по разрушенным ямам, овинам, присыпать. Ждать особого предписания – что же с ними делать», - рассказывает генеральный директор Центра исторических градостроительных исследований Игорь Кондратьев.

Однако в этом случае, как и в десятках других, особого предписания так и не последовало. Работы по перезахоронению не довели до конца.

«Санитарное захоронение, все как по Лермонтову: «смешались в кучу кони, люди…»», - отмечает заместитель начальника Можайской археологической экспедиции Александр Балашов.

О глубине захоронения археологи пока не говорят. Это может быть и полметра, а, может, и два. Снимают слой за слоем. Уже обнаружены останки восьми человек. Их отправят на экспертизу. Антропологи смогут установить их национальную принадлежность, а, возможно, и внешность. Найдены многочисленные фрагменты обмундирования, пуговицы. У русских солдат – обычные гладкие, у французов – с номером части, например, Двадцатого полка. Интересно, что он в Бородинском сражении не участвовал.

«Видимо, это принадлежало посыльному или прикомандированному, либо этот солдат был переведен в другой полк и не успел поменять обмундирование», - полагает Александр Балашов.

На месте усадьбы устроят смотровую площадку и поставят памятный знак. А воссозданные постройки дворцово-паркового комплекса дадут музею дополнительные площади.

«Дальнейшие постройки будут использоваться как выставочные площади. Потому что на сегодняшний день мы этих площадей не имеем и, соответственно, не можем принимать выставки из других музеев», - говорит сотрудник Государственного Бородинского военно-исторического музея-заповедника Лариса Березовая.

Но самое главное, что спустя почти двести лет участники Бородинской битвы будут захоронены с надлежащими воинскими почестями.