10.09.2010 | 19:46

Марианна Веревкина: "Я люблю то, чего нет"

Третьяковская галерея продолжает открывать забытые имена мастеров русской живописи начала ХХ века. Марианна Веревкина – ученица Репина, сподвижница Кандинского и Клее – была среди немногочисленных приверженцев нового для того времени художественного направления «экспрессионизм». Коллекция ее работ продолжает выставочный проект «Художники русского зарубежья». В экспозиции – живопись, графика и архивы мастера из собрания швейцарского города Аскона Рассказывают «Новости культуры».  

Марианна Веревкина – «мифологический» персонаж. Ее картин в России практически нет, только имя на слуху, да и то у специалистов. У нее был оригинальный взгляд на искусство. Веревкина считала , что мужчины – существа более творческие, чем женщины, а сама была склонна к педагогике. В качестве ученика она выбрала Алексея Явленского, с которым познакомилась в мастерской Репина. Реализм оказался чужд обоим мастерам, и в 1892 году, они уехали в Мюнхен, который в то время был центром притяжения людей искусства. Амазонки авангарда из нее ее вышло, хотя Марианну Веревкину считали сердцем объединения «Синий всадник». Зато она сподвигла Кандинского всерьез заняться абстрактным искусством.

«Ее принято было называть "повивальной бабкой абстракционизма". Дескать, она присутствовала при родах, но сама в этом не участвовала. На самом деле, она тоже делала эти эксперименты абстрактного свойства, просто не в монументальной форме, как Кандинский, а в камерной», – поясняет куратор выставки Наталия Толстая. 

И все-таки абстрактный язык не был близок художнице. Она выбрала язык условный. Совсем отказаться от предметного искусства Веревкина не смогла. Она говорила: «Я люблю то, чего нет». Ведь в реальном мире все складывалось не так, как ей того хотелось бы. Ранняя смерть родителей, травма на охоте – Веревкина случайно прострелила себе правую руку и была вынуждена писать левой . Еще одна травма – измена Явленского, которого она страстно любила и с которым прожила 29 лет. На выставке представлено два автопортрета Марианны Веревкиной, созданных после расставания с Явленским. На одном она изобразила себя в виде Саломеи с головой художника, на другом – в образе ангела.

«Это такой образ ангела-мстителя. С почерневшими глазами и очень напряженными чертами. И вся эта символика, которая обычно соответствует образу ангела», – замечает куратор выставки, сотрудник Музея современного искусства Мара Фолини (Швейцария).  

Беды не сломили Марианну Веревкину. Она умела начинать все с нуля. И даже в последние годы вела активный образ жизни. В 1914 году она уехала из Мюнхена в Швейцарский город Аскон, где стала лидером объединения «Большая медведица» и создателем Музея современного искусства. Туда она и  передала все свои картины, дневники и записи. А накануне выставки в Москве произошла сенсация. В Москве, в частной коллекции, обнаружили раннюю работу Веревкиной.

«Когда все ее увидели, поняли, что это счастливое стечение обстоятельств. Потому в экспозиции была лакуна. Мы не могли представить работу ее раннего творчества. И оказалось, что именно это живописное произведение удачным образом в последний момент все-таки закрыло эту лакуну», – рассказывает генеральный директор Третьяковской галереи Ирина Лебедева

Кажется, что этот портрет писала другая художница. Не та, которая в полной мере раскрылась в Европе.