Новости проекта

06.07.2017 | 00:43

Интервью с президентом конкурса "Бельведер" Изабеллой Габор и Хольгером Блеком

Сегодня завершается Международный конкурс оперных певцов имени Ганса Габора «Бельведер». Впервые за 36 лет его финал проходит в России, в театре Геликон-Опера. В Москву для участия приехали 138 участников из 42 стран мира. Чтобы приблизиться к первой премии, конкурсантам нужно было пройти несколько туров. В итоге за главный приз сегодня будут бороться 15 оперных певцов. Сегодня же в большом зале Геликон-оперы состоится гала-концерт. Телеверсию этого музыкального вечера 9 июля покажет канал «Культура». Накануне финального состязания обозреватель сайта телеканала «Россия - Культура» Анна Галинская встретилась с президентом конкурса «Бельведер» Изабеллой Габор и генеральным директором Хольгером Блеком.

Анна Галинская: Конкурсу 36 лет, я знаю, что это идея вашего мужа - создать смотр оперных певцов? Интересно узнать, с чего все начиналось?

Изабелла Габор: В 1982 году мой муж Ганс Габор, который тогда руководил Камерным оперным театром Вены, работал со многими молодыми исполнителями. Наблюдая за ними, он пришел к выводу, что необходимо придумать конкурс, но не совсем обычный. Конечно, в то время в мире не было такого количества вокальных состязаний, но уже тогда было ясно, что этот смотр будет отличаться. Так и произошло - у нас в жюри не вокалисты, музыковеды и дирижеры, как это обычно бывает, а люди, которые могут дать певцам работу - директора театров, агентств и агенты.

АГ: 30 лет конкурс проходил в Вене, и уже 5 лет - путешествует по разным странам. С чем это связано?

Хольгер Блек: Да, до 2012 года финальные туры «Бельведера» проходили только в Вене. Я подчеркиваю - финальные туры, потому что отборочные всегда были по всему миру. А потом мы решили, что любой конкурс нуждается в движении, в развитии. Поскольку в уставе конкурса, на наш взгляд, и так все замечательно, мы подумали о том, что конкурс у нас все-таки международный, и участвуют в нем вокалисты из очень многих стран мира, так что путешествовать нам судьбой велено… по крайней мере, это показалось нам логичным.
Нужно сказать, что все это стало возможным благодаря тому, что за многие годы мы обзавелись огромным количеством связей и знакомствами во всем оперном мире, и везде у нас есть друзья, которые нас постоянно поддерживают. Так что, начиная с 2013 года мы смогли организовать финальные туры в Нидерландах, Южной Африке, Германии, и сейчас мы в России. Поверьте, это очень большая работа - организовать такой конкурс.

АГ: В «Бельведере» каждый год принимают участие сотни певцов. Уверена, что все - с великолепными голосами. Случается ли, что вы сразу видите будущего победителя? Например, как было в этом году?

ИГ: В этом году мы, конечно, слышали всех, потому что на предварительных прослушиваниях побывали в 70 странах мира, впрочем, как и всегда. Но никогда мы не можем ничего предсказать. Ведь до конкурса и во время него, многие люди звучат совершенно по-разному.

ХБ: А если говорить о статистике, то в этом году из 138 участников, больше всех - из России, ведь мы в Москве. На втором месте - Польша, затем - Южная Корея. И, по теории вероятности, представители этих стран имеют больше шансов победить, но опыт показывает, что это совершенно не так. Часто бывало, что в финале оказывались представители тех стран, о которых мы даже не подозревали, что они поющие. Так случилось в 2005 году с представителем Южной Африки, который тогда победил. Именно с этого и началось наше знакомство с Южной Африкой. Мы узнали, что там потрясающее образование и, в частности, музыкальное.

АГ: На что вы обращаете внимание во время прослушивания? Ведь не только на голос? Думаю, должны быть еще какие-то качества, чтобы заинтересовать директоров театров и агентств? Опера ведь все больше становится режиссерской?

ХБ: Да, конечно, и в этом смысле наш конкурс очень практичный - члены жюри не только слушают голос. Они смотрят и на то, как человек выглядит, двигается, как он чувствует сцену, как смотрится. Потому что когда худрук или кастинг-директор судит, он думает: взял бы я этого актера к себе, и если взял бы, то на какую роль.

ИГ: Надо отметить, что помимо жюри, в зале находится группа обозревателей, которые приезжают со всех стран мира. На этот раз их около 30. В отличие от других конкурсов, когда смотрят на вокалистов и думают, как они будут развиваться лет через 5-6, здесь все очень практично - в жюри сидит кастинг-директор театра, и говорит: «Я хочу этого певца взять к себе в театр на конкретную роль сегодня. Не когда-нибудь, а сегодня. Поэтому и уровень такой высокий - потому что это реальная возможность получить ангажемент.

АГ: 9 июля телеканал «Россия - Культура» покажет финал конкурса в эфире. Где вы будете в этот момент?

ИГ: Я остаюсь в Москве еще на 4 дня, буду гостить у своих друзей. Так что, я думаю, мы все вместе будем смотреть финал по телевизору.

ХБ: А я буду в Каринтии - это юг Австрии, ведь я еще и директор музыкального фестиваля в Каринтии. Мы с моей командой фестиваля будем там, и тоже, думаю, будем смотреть финал «Бельведера», только не по телевизору, а в интернете, на сайте канала.

АГ: Не могу не спросить, знаете ли вы что-нибудь о конкурсе, который проводит телеканал «Россия-Культура «Большая опера»?

ИГ: Конечно! Мы знаем. Дмитрий Бертман, руководитель Геликона, часто о нем говорит. Ведь он в жюри и нашего конкурса, и вашего (смеется). Честно, я ни разу не видела конкурс, но слышала о нем много.

АГ: Вокальных конкурсов в мире очень много, вы сами об этом говорите. Но должно ли их быть много или эта конкуренция не совсем приятна?

ИГ: Конкуренция - всегда хорошо, в любых областях. Это заставляет тебя думать, искать новые решения. Мир велик, и количество певцов огромно, поэтому чем больше конкурсов, тем лучше.

ХБ: Я скажу банальность, но все-таки - все люди разные. Есть певцы, у которых просто есть способности к участию в конкурсе, а есть к этому не расположенные. Я знаю очень много музыкальных карьер великих певцов, которые вообще никогда не участвовали в вокальных состязаниях. Конечно, когда человек приезжает на Бельведер, он сразу знакомится с огромным количеством импресарио. Но это совершенно не обязательно. У каждого конкурса есть свои плюсы. Так что давайте петь и сражаться за первое место.