21.09.2010 | 18:35

Соловьев предлагает преподавать в школах историю отечественного кино

Известный режиссер Сергей Соловьев, автор фильмов "АССА" и "2АССА2", уверен, что при введении в программу общеобразовательных школ предмета по истории отечественного кино можно кардинально изменить культурную ситуацию внутри страны.

"Также, как преподается в школах история русской литературы, необходимо преподавать в школах историю русского кино", - рассказал во вторник в интервью Соловьев. Такой эксперимент, по его словам, уже несколько лет с успехом реализуется в Ханты-Мансийске, где Соловьев девятый год проводит Международный фестиваль кинематографических дебютов "Дух огня".

"Когда мы этот проект первый раз провели, мы увидели, с каким наслаждением этот предмет посещают ребята", - поделился Соловьев. По его словам, он попросил главу киноконцерна "Мосфильм" Карена Шахназарова, чтобы он подарил нескольким школам Ханты-Мансийска полную коллекцию фильмов киностудии. "Вы бы видели, с какой радостью ребята смотрели кино и узнавали, что оказывается, кино - это не только американцы, которые бегают друг за другом и режут друг другу уши на ходу, а еще был "Чапаев", еще был Эйзенштейн. И это такое наслаждение после "физики" идти не на "химию", а на этот увлекательный предмет", - продолжил он.

Соловьев рассказал, что преподаватели, которые ведут эту дисциплину, специально приезжают на консультации во ВГИК, а он сам, Александр Митта и другие мастера регулярно проводят в Ханты-Мансийске мастер-классы. Однако Соловьева сильно огорчает, что его "ноу-хау", как он сам называет этот проект, не получает распространения в других российских городах.

"Я с этим делом хожу с 90-х годов, я еще к Гайдару ходил, и до сих пор убежден в том, что это вообще может кардинально изменить культурную ситуацию внутри страны. Но все заняты совершенно другими делами...", - посетовал он.

"И ведь на самом деле, это такая несложная и недорогая операция, которая может произвести такой сверхдорогой эффект культурный в России, что его позор не сделать, но, тем не менее, никого не могу уговорить. Мне отвечают: "И так много предметов". А я посмотрел, что это за предметы, и половину из них можно вычеркнуть. А этот вычеркивать нельзя", - заключил он.